Маленькие женщины / little women — Луиза Мэй Олкотт

«Маленькие женщины» американской писательницы Луизы Мэй Олкотт вышли в середине XIX века, в 1868 году, вскоре после окончания Гражданской войны между северными и южными штатами США.

Эта книга – роман воспитания, семейные мемуары, сложная социальная хроника, а также один из первых образцов литературы young-adult, родоначальницей которой можно назвать Луизу Мэй Олкотт.

До «Маленьких женщин» для юных читателей публиковали в основном сказки и аллегорические истории, в конце которых обязательно была мораль, а добро торжествовало над злом. Олкотт же написала реалистичный роман, который напрямую говорит с читателем о трудностях в жизни женщин.

Спустя 150 лет после первой публикации «Маленькие женщины» остаются актуальной книгой: роман экранизировали 14 раз, по нему ставили спектакли, мюзикл на Бродвее и даже оперу, существует музей книги, куклы, изображающих сестер Марч, и бесчисленное множество историй и романов, посвященных персонажам Олкотт. Последняя экранизация «Маленьких женщин», снятая Гретой Гервиг, с невероятным актерским составом (Сирша Ронан, Эмма Уотсон, Флоренс Пью, Лора Дерн, Мерил Стрип, Тимоти Шаламе и Луи Гаррель) претендует в этом году на премию «Оскар» за «Лучший фильм» и еще на 5 наград киноакадемии в других номинациях.

Роман Лиузы Мэй Олкотт был не только новаторским для своего времени, но и чрезвычайно откровенным: писательница довольно подробно описала жизнь своей семьи, сделав персонажами книги своих родителей, сестер и себя саму. Именно поэтому так важно разобраться, кем были самые близкие люди Луизы Мэй Олкотт и как они на нее повлияли, ведь без них «Маленькие женщины» никогда бы не появились на свет.

Взгляды родителей сильно повлияли на Луизу Мэй Олкотт

Маленькие женщины / little women - Луиза Мэй ОлкоттРодители писательницы Эймос Бронсон Олкотт и Эбби Мэй Олкотт. Источник: Orchard House, музей Луизы Мэй Олкотт

  • Эймос Бронсон Олкотт был известным в свое время писателем, членом клуба трансценденталистов, который создали и возглавили такие крупные американские писатели, как Генри Дэвид Торо и Ральф Уолдо Эмерсон.
  • Мать Луизы тоже не просто работала в Обществе помощи воинам во время Гражданской войны: вполне разделяя политические взгляды мужа, Эбби Мэй Олкотт была активной суфражисткой и аболиционисткой, то есть выступала за избирательное право для женщин и за освобождение рабов.

Луизу Мэй обучал дома отец, и его влияние на девочку было столь же велико, как велика была их дружба. Эймос поощрял склонность дочери к творчеству, именно поэтому писать и даже публиковаться она начала очень рано.

Жили Олкотты достаточно бедно. Иногда в детстве Луизе и ее сестрам было нечего есть, кроме хлеба, воды и яблок, собранных в саду. Философские идеалы Эймоса Бронсона Олкотта мешали ему найти работу. Будучи социалистом, он не хотел работать за деньги. Именно поэтому зарабатывать в семье приходилось женщинам: сначала матери, а потом и подросшим сестрам Олкотт.

Луиза Мэй Олкотт не хотела писать книгу для девочек

Роман «Маленькие женщины» мог никогда не появиться на свет, если бы Олкотт была более коммерчески успешным писателем. В начале карьеры она бралась абсолютно за любую работу – от готических рассказов, которые ей так нравилось сочинять, и кровавой беллетристики до воспоминаний о работе медсестрой во время Гражданской войны.

Впервые с идеей написать книгу для девочек к Олкотт обратился Томас Найлс, редактор в издательстве Roberts Brothers Publishing. Писательница сказала, что попробует что-то сочинить для него, однако на самом деле совсем не была заинтересована в написании книги для детей.

Когда Найс понял, что Олкотт просто тянет время, редактор решил пойти на хитрость: он предложил издательский контракт отцу писательницы, Эймосу Бронсону Олкотту.

Хотя Олкотт был известным интеллектуалом и крупным мыслителем того времени, его работы никогда не пользовались большим успехом.

Поэтому другой возможности опубликовать новую книгу у него могло уже и не появиться, так что Луиза поддалась уговорам редактора и начала работу над книгой для девочек.

Работа над «Маленькими женщинами» заняла всего 10 недель

Маленькие женщины / little women - Луиза Мэй ОлкоттПортрет Луизы Мэй Олкотт. Источник: George Healy

Луиза Мэй Олкотт начал писать роман в мае 1868 года. Она работала над ним день и ночь, забывая периодически поесть или поспать. 15 июля она поставила финальную точку в рукописи и отправила 402 страницы редактору. В сентябре, всего через четыре месяца после начала работы над книгой, «Маленькие женщины» были опубликованы. Несмотря на нежелание Олкотт писать подобный роман, он мгновенно стал бестселлером, сделав писательницу богатой и знаменитой женщиной.

Луиза Мэй Олкотт описала в романе себя

Во время работы над книгой Луизе Мэй Олкотт пришлось заново пережить самые страшные моменты своей жизни, ведь «Маленькие женщины» – невероятно автобиографический роман, описывающий историю ее семьи. Себя Олкотт тоже поместила внутрь книги. После публикации «Маленьких женщин» читатели без труда догадались, что Джо Марч – это альтер эго писательницы.

Как и Джо в романе, Олкотт с ранних лет мечтала о литературной карьере. Но сначала ей пришлось поработать компаньонкой и гувернанткой, чтобы оплатить накопившиеся счета.

Ради небольшого заработка она бралась за любую, даже самую черную работу: устраивалась прислугой, швеей и прачкой.

Еще будучи ребенком Олкотт хотела помочь семье вырваться из бедности, что стало возможным только благодаря «Маленьким женщинам».

Сестры писательницы стали прототипами Мег, Бет и Эми

Маленькие женщины / little women - Луиза Мэй ОлкоттСестры Луизы Мэй Олкотт – Анна, Элизабет (Лиззи) и Мэй. Источник: Orchard House, музей Луизы Мэй Олкотт

Луиза Мэй Олкотт описала в романе не только собственную жизнь, но и рассказала истории своих сестер. Прототипом Мэг стала сестра Луизы домоседка Анна, которая влюбилась в своего мужа Джона Бриджа Пратта, выступая с ним в одном спектакле. Описание свадьбы Мэг в «Маленьких женщинах» предположительно основано на том, как проходила свадьба Анны и Джона.

Лиззи, ставшая прототипом для Бет, тоже тяжело болела: она заразилась скарлатиной в 1856 году. Хоть Лиззи и удалось тогда выздороветь, болезнь сильно ослабила ее. Через два года она умерла во сне. Как и Бет, Лиззи заразилась, когда ухаживала за больными детьми из бедной семьи, которой помогала ее мать.

Мэй, самая младшая из сестер Олкотт, стала прототипом и самой младшей из сестер Марч – Эми (в английском языке имена Amy и May – это анаграммы).

Мэй изучала искусство в Европе и стала довольно известной художницей, но в конечном счете ее судьба оказалась гораздо более трагичной, чем судьба Эми в книге.

В 1880 году Мэй умерла в Париже, успев незадолго до смерти отправив свою новорожденную дочь Лулу на воспитание к своей знаменитой и разбогатевшей сестре Луизе.

У книги должна была быть другая концовка?

Судьба Эми – не единственное различие между реальной жизнью семьи Олкотт и событиями в книге. Луиза, в отличие от своего литературного альтер эго Джо Марч, так никогда и не вышла замуж. Она любила повторять: «Я предпочитаю оставаться старой девой, зато быть свободной и самой управлять моим каноэ».

Для многих читателей главной интригой книги становятся отношения между Джо и ее очаровательным соседом Лори. Согласится ли Джо выйти за него замуж? Олкотт надеялась, что Джо, как и она сама, останется «старой девой».

Но ее редактор и поклонники «Маленьких женщин», которых с каждым днем становилось все больше, считали, что все сестры непременно должны выйти замуж в конце книги.

Олкотт пошла на поводу у этих просьб, но судьбы Джо и Лори сложились совсем не так, как того ожидали читатели…

Кто был прототипом Лори?

Маленькие женщины / little women - Луиза Мэй ОлкоттДжо Марч (Сирша Ронан) и Лори (Тимоти Шаламе). Источник: Кинопоиск

С первой публикации книги читатели гадали: раз писательница поместила в роман своих сестер и себя, то кто же из ее знакомых мог быть прототипом Лори? Скорее всего, им был польский музыкант Ладислас Вишневски, которого Олкотт называла «Ледди». Согласно биографу писательницы Хэрриет Рейс, между Луизой и Ладисласом вспыхнули чувства, предположительно они даже провели две недели вдвоем в Париже.

Что на самом деле было между писательницей и музыкантом остается тайной: Олкотт уничтожила кусок своего дневника, относившийся ко времени предполагаемого романа. Однако по одной из версий именно Вишневски стал прототипом Лори. Недаром прозвище «Ледди», которое ему дала Олкотт, так похоже на прозвище «Тедди», которое Лори получил от Джо Марч.

Джо Марч – первая феминистка в литературе?

Помимо писательской карьеры, Луиза Мэй Олкотт, как и ее мать, была активной суфражисткой и даже стала первой женщиной, зарегистрировавшейся для участия в выборах в городские органы управления в Конкорде, штат Массачусетс. Возможно, именно поэтому Джо Марч, так похожая на саму Олкотт, стала одной из первых феминисток в литературе.

Джо – взрывная, амбициозная, независимая, нарушающая традиции, нетерпеливая, преданная своему делу и гордящаяся своей способностью самостоятельно зарабатывать – стала образцом и вдохновением для многих поколений девочек и женщин во всем мире. Со страниц книги Джо обращалась к бунтарям и вольнодумцам, а ее страсть к творчеству давала надежду начинающим писателям. Зарождающийся в Джо феминизм восхищал читателей тем, как она бросает вызов общественным нормам.

Многие известные женщины признавались, что Джо стала для них настоящем примером и вдохновением: среди них Хиллари Клинтон, Гретруда Стайн, Джоан Роулинг, Симона де Бувуар, Джумпа Лахири, Маргарет Этвуд, Дорис Лессинг, Зэди Смит, Стефани Майер, Энид Блайтон и Патти Смит.

Однако «Маленькие женщины» – это книга не только для девочек. В любви к роману признавались, например, Редьярд Киплинг и Теодор Рузвельт, которого современники считали образцом мужественности. 25-й президент США говорил, что, «рискуя показаться женоподобным, он все равно преклоняется перед «Маленькими женщинами»».

«Маленькие женщины» — трудовая пастораль Луизы Мэй Олкотт

В российский прокат вышел фильм Греты Гервиг «Маленькие женщины», претендующий на шесть премий «Оскар». Александра Баженова-Сорокина — о том, почему книга, которая легла в основу этой ленты, вновь стала актуальной в наши дни.

Если для советских читателей и читательниц главным американским романом о XIX веке стал «Унесенные ветром», то для многих поколений американок начиная с публикации первой части романа в 1868 году такой абсолютной классикой стала именно история семьи Марч, история жизни северян во время Гражданской войне в США.

Вторая часть книги, изначально названная «Хорошие жены», появилась совсем скоро, так как Олкотт отдала рукопись издательству в канун Нового года, через три месяца после публикации первого тома, который разошелся невероятно быстро.

Уже давно две части обычно печатаются под одной обложкой как единое повествование из 47 глав под общим названием «Маленькие женщины».

Книга, которую издательство заказало молодой писательнице, была «для девочек» и показала себя как редкий пример так называемой переходной литературы (crossover literature), которая одинаково интересна читателям разного возраста (к таким книгам обычно относят цикл о Муми-троллях Туве Янссон, «Властелина колец» Толкина, поттеровскую эпопею Дж. К. Роулинг). В случае с «Маленькими женщинами» особенно удивительно влияние книги об истории взросления четырех сестер как вариант нестандартного повествования о женщинах. Недаром в ней нашли нечто важное столь разные люди, как Г. К. Честертон, Маргарет Этвуд и Дж. К. Роулинг.

Во-первых, история Мэг, Джо, Бет и Эйми Марч — это история о четырех очень разных по характеру девушках, и судьба каждой из них складывается именно исходя из характера. В детстве сестры играют в пилигримов и читают «Путь паломника» Джона Беньяна, и жизнь их постепенно расстилается перед ними в виде намеченных целей, которые в итоге будут достигнуты.

Читайте также:  Как научить ребенка читать по английски: проверенные советы

Каждая из них хочет разного и каждая получает то, что было для нее самым важным: Мэг создает новую семью, новый дом, Джо добивается самостоятельности, учится зарабатывать деньги, постепенно начинает реализовываться как писательница, а затем хоть и находит мужа (что в ее планы никогда не входило), но совсем не такого, которого ей прочили семья и читатели книги.

Бет, наиболее неземная, близкая к святости и мечтавшая лишь всегда быть рядом с родными, проходит свой путь до конца и остается в сердцах всех, кто ее знал.

Эйми видит мир, понимает, что не станет великой художницей, но продолжает совершенствоваться в том, что любит, продолжает рисовать, а также выбирается из бедности и выходит замуж за мужчину, которого ценила больше остальных сестер.

Несмотря на классическую проблему «кто на ком женится», в большом романе Олкотт практически нет твистов, все события заботливо предсказываются писательницей за несколько глав до развязки той или иной ситуации — речь ли о болезни Бет или о замужестве Эйми.

События идут своим чередом, и с самого начала чувствуется, что они будут следовать как будто по единственно возможному пути, который, при всей своей несправедливости в некоторых случаях, словно является наиболее благим. Смысл не в том, что будет с героинями, а в том, что все, что с ними происходит, делает их мудрее и сильнее, укрепляет их любовь друг к другу, делает их взросление и покидание семейного гнезда не трагедией, но счастливым продолжением жизни.

Возможно, во многом это связано с глубокой автобиографичностью написанной Олкотт книги, ведь «Маленькие женщины» — это идеализированная версия истории ее семьи и ее взросления.

Олкотт выросла в очень бедной, но образованной семье и была одной из четырех сестер, каждая из которых прекрасно угадывается в героинях: судьба Бет также повторяет судьбу любимой сестры Луизы Мэй, Элизабет, на похоронах которой в 1858 году присутствовали ближайшие друзья семьи, среди которых — Ральф Уолдо Эмерсон и Генри Дэвид Торо.

Родители Олкотт были трансценденталистами, аболиционистами и в 1847 году составляли часть знаменитой Подземной железной дороги помощи беглым рабам.

Многие друзья семьи помогали Олкоттам выжить в самые тяжелые годы, и, хотя только младшая из сестер Олкотт получила возможность закончить школу, так как семья постоянно переезжала, а дочери рано стали работать нянями, сиделками, компаньонками, чтобы сводить концы с концами, трансценденталистский кружок активно участвовал в образовании Луизы Мэй, ее учили в частности сами Эмерсон и Торо, а также Натаниэль Готорн, Маргарет Фуллер и Джулия Уорд Холл. Поэтому главным вымыслом в книге «Маленькие женщины» стал дом — опора и радость сестер Марч. Отец Олкотт — преподаватель, философ и писатель Амос Бронсон Олкотт также сильно отличается от отца семейства Марч, который почти не появляется на страницах книги, так как всю первую часть служит на войне, а во второй занят другими делами. В жизни самой Олкотт отец играл огромную роль и постоянно присутствовал, в том числе как деспотичный тяжелый человек, раздавленный множественными неудачами и финансовый несостоятельностью. Идеализированной версией его кажется будущий муж Джо, профессор Баэр (об их совместной жизни и школе для мальчиков Олкотт написала два продолжения книги: «Маленькие мужчины» и «Мальчики Джо»). Образ Джо она списала с себя — эта талантливая, сильная, при этом вспыльчивая и порой невыносимая девушка совершенно не походила ни на один из образцов женского поведения того времени, она не была ни послушной и добродетельной, ни роковой женщиной, она до конца второй книги была уверена, что не сможет полюбить мужчину, при этом жила интересной полной жизнью.

Маленькие женщины / little women - Луиза Мэй Олкотт

Однако, если бы «Маленькие женщины» просто были красивой фантазией, основанной на автобиографии писательницы, вряд ли они вызвали бы такой же уровень отклика и стали классикой.

На самом деле, книга Олкотт не читается как сказка или любовный роман, это как раз классическое реалистическое произведение, в котором есть место болезням, бедности, классовым различиям и, хоть и косвенно, проблемам женской эмансипации, а еще — живому языку, часто с детскими неправильностями и придуманными семейными словами, и сложному внутреннему миру героев. Но самое главное — это реалистический роман о женском быте: вместо шикарных или бедных обедов здесь есть приготовление пищи, сгоревшая или остывшая еда, покупка еды и подсчет денег; вместо великолепных нарядов — мнущиеся, рвущиеся и пачкающиеся ткани, стирка и штопанье носков. Все то, что составляет домашний уют или прекрасный вид девушки на балу, многократно описанное великими и не очень реалистами девятнадцатого века, у Олкотт из чего-то само собой разумеющегося превращается как будто в недолговечный продукт постоянного труда, который в «Маленьких женщинах» и видим. Причем писательница пишет о труде не как о чем-то постыдном, унизительном или мучительном, а как об обязательной составляющей жизни, которая делает человека лучше. И вот в этом отношении к труду кроется удивительный феномен «Маленьких женщин» как пасторали, в которой герои не отдыхают, но реализуются в творчестве и в труде.

Классическая пастораль ассоциируется у нас с пастухами и пастушками на лоне природы, и вроде бы с этим роман Олкотт никак перепутать нельзя. Ее героини постоянно находятся в движении, постоянно заняты делом. Однако природа играет в книге важную роль, даже когда речь идет о снеге, дожде или солнце, заглядывающем за занавеску.

Прогулки на свежем воздухе невероятно важны для героинь; цветы, горы, море, лес — вся природа у Олкотт не выглядит задником для событий, потому что герои живут вместе с ней, рисуют ее, описывают друг другу. Все четыре сестры Марч обладают редким даром находиться в настоящем моменте и чувствовать его.

Недаром последняя глава романа называется самым пасторальным из возможных названий — «Урожай». Но дело, конечно, не в этом, а в том, что место событий в мире Олкотт занимает то, что составляет основу пасторали, — диалог. Герои познают себя, друг друга и жизнь в бесконечных разговорах.

Все самое важное решается в беседе или в переписке, даже не в дневнике или заметке. И что еще важнее — герои «Маленьких женщин» умеют слышать друг друга, правильно понимать сказанное и меняться под его влиянием.

Один из нежнейших образов в книге — Марми, любящая мать семейства, которая при всей бедности понимает, что девочки должны стать независимыми и счастливыми, а не богатыми и замужними, когда вырастут, — это первый медиатор, помогающий дочерям словом, утешающий, обучающий, поддерживающий.

Она не наставляет, но рассказывает о самой себе и через свой опыт помогает детям увидеть их собственные конфликты и проблемы. Так один из важнейших для Джо разговор с матерью о гневе выглядит совсем непривычно для назидательной беседы, так как мать в нем абсолютно искренне и говорит с дочерью на равных:

«— Ты, мама? Но ты никогда не сердишься! — От удивления Джо на мгновение забыла об угрызениях совести.
— Я стараюсь исправить свой характер вот уже сорок лет, но все, чему я научилась, — это владеть собой.

Я раздражаюсь почти каждый день, Джо, но я научилась не показывать этого и все еще надеюсь научиться не испытывать самих нехороших чувств, хотя, возможно, для этого мне потребуется еще сорок лет.» (Перевод М.

Батищевой).

Маленькие женщины / little women - Луиза Мэй Олкотт

Для кого-то история Олкотт стала поворотным моментом, чтобы осознать, что женщина может быть не только хорошей домохозяйкой и красивым фасадом; кого-то книга разочаровала недостаточной романтичностью или, наоборот, недокрученным уходом от типичной романтики — ведь это по-прежнему история семьи и о семейных ценностях. Но то, что она стала одной из главных в жизни множества молодых женщин и остается такой на протяжении уже полутора веков, показывает, насколько для нас по-прежнему важно увидеть мир глазами женщины не только как социального или политического субъекта, но и как человека в духовном поиске.

«Маленькие женщины» за 8 минут. Краткое содержание романа Олкотт

: Четыре сестры ведут скромную жизнь, трудятся, учатся, развлекаются, мечтают, влюбляются. Мать помогает им вести себя нравственно и бороться с недостатками. Девочки стараются и добиваются своих целей.

Перед Рождеством сёстры Марч мечтали о подарках, но их семья вела скромную жизнь, так как отец потерял деньги, пытаясь помочь другу. Девочки решили на свои карманные деньги сделать подарок маме и купить небольшие подарочки для себя, а для родных и друзей поставить пьесу, написанную Джо.

Джозефина Марч (Джо) — честная и прямо­ли­нейная девочка, 15 лет, любит читать и мечтает стать писа­тель­ницей, уютно чувствует себя в мужской компании.

Продолжение после рекламы:

  • Вскоре домой пришла их мать, миссис Марч, и обрадовала дочерей письмом от отца, мистера Марча, который был на войне.
  • Миссис Марми Марч — мать девочек, непре­ре­ка­емый авто­ритет и пример для подра­жания, честна, добро­де­тельна, мило­сердна, спра­вед­лива, порой строга.
  • Мистер Роберт Марч — отец девочек, мудрый, добрый, спра­вед­ливый, дочери очень его любят и уважают.

Потом мать вспомнила игру в пилигримов, в которую девочки играли маленькими. Тогда сёстры просто добирались из погреба на крышу по воображаемому тернистому пути.

Теперь же мама предложила им играть «не понарошку, а на самом деле».

Наши котомки всегда за спиной, наша дорога перед нами, а стремление к добру и счастью — тот проводник, что ведёт нас через множество огорчений и ошибок к душевному покою…

Вечера семья проводила за шитьём и вязанием, обсуждала события дня. Перед сном пели несколько песен под аккомпанемент Бесс и шли спать.

Элизабет Марч (Бесс) — тихая, застен­чивая и послушная девочка, 13 лет, обожает музыку.

На Рождество девочки получили от мамы по книжке. Мег предложила читать эти книги по утрам, все согласились.

Маргарет Марч (Мег) — красивая и роман­тичная девушка, 16 лет, с прекрас­ными мане­рами, послушная, скромная, стес­ня­ется своей бедности, зави­дует красивым платьям и дорогим укра­ше­ниям подруг.

Брифли существует благодаря рекламе:

Соседкой Марчей была бедная женщина с детьми. Миссис Марч предложила отдать праздничный завтрак этой семье, девочки послушались и отнесли еду в бедный дом.

Вечером была театральная постановка по пьесе Джо, на которую пригласили подружек, и праздничный ужин от мистера Лоренса, который видел, как девочки несли свой завтрак беднякам.

Мистер Джеймс Лоренс — волевой, строгий, непре­клонный, владелец круп­ного состо­яния, сосед Марчей, поощ­ряет дружбу внука с ними.

Однажды Мег и Джо получили приглашение на вечер с танцами. Новых нарядов у них не было, они старались обходиться тем, что есть, и делились друг с другом лучшими вещами.

Мег танцевала и весело проводила время. Джо не танцевала, чтобы скрыть испорченное платье. Случайно она познакомилась с застенчивым мальчиком Лори и подружилась с ним.

Теодор Лоренс (Лори) — внук мистера Лоренса, сирота, ровесник и друг Джо, которая ему нравится, обра­зован, хорошо играет на форте­пиано, воспитан, порой дерзок, проти­вится контролю со стороны деда.

Продолжение после рекламы:

Мег вывихнула ногу, и Лори подвёз их домой.

  1. Чтобы помочь маме, Мег работала гувернанткой в богатом доме, а Джо была компаньонкой старой тётушки Марч.
  2. Тётушка Марч — родная тётя мистера Марча, очень богатая хромая старая леди, обид­чивая, раздра­жи­тельная, вспыль­чивая, любит девочек, но никогда не призна­ется в этом.
  3. Эми училась в школе, а Бесс занималась учёбой дома и помогала по хозяйству.
  4. Эми Марч — мило­видная девочка, 12 лет, любит рисо­вать, умеет нравиться людям, воспи­танная, но тщеславная, обид­чивая, эгои­стичная и капризная, её сдер­жи­вают только привитые семьёй духовные ценности.

Джо хотела снова встретиться с Лори, и когда выдался удобный случай, пошла в гости. Дети весело провели время. Также она познакомилась с мистером Лоренсом.

Дружба сестёр с Лори росла, только Бесс стеснялась ходить в гости.

Мистер Лоренс узнал о любви Бесс к музыке и устроил так, что она смогла приходить в особняк поиграть на рояле. В благодарность Бесс вышила для него домашние туфли. Мистер Лоренс был тронут и в ответ подарил Бесс фортепьяно. Девочка нашла в себе мужество поблагодарить его лично и даже обняла и поцеловала.

Брифли существует благодаря рекламе:

Однажды Эми принесла в школу цукаты, чтобы угостить девочек. В школе это было запрещено, но закон часто нарушался. Одна из девочек не получила цукаты и выдала Эми учителю. Эми наказали: она получила указкой по ладоням и до конца урока простояла у доски.

Читайте также:  Предлоги в английском языке | что же поставить: at, on или in?

Миссис Марч была против телесных наказаний и разрешила Эми учиться дома с Бесс, но заметила, что девочка получила хороший урок.

Джо, Мег и Лори ходили в театр. Эми обиделась, что её не взяли с собой, и сожгла книгу сказок Джо, которую та писала несколько лет. Джо очень расстроилась. Когда они с Лори пошли кататься на коньках, Эми увязалась следом, не слышала, как Лори сказал, что лёд тонкий, и чуть не утонула. Джо была виновата, так как знала, что сестра не услышала слов Лори. В итоге девочки помирились.

Весной подруга Мег пригласила её на две недели в гости. Мег в целом весело проводила время, но немного страдала из-за своих немодных и поношенных платьев. Сестра подруги позвала на бал Лори и одела Мег в своё платье, ошибочно полагая, что они влюблены друг в друга. Девочка выглядела модно, но производила впечатление «куклы».

Уже дома Мег призналась маме, что на балу кокетничала и пила шампанское, и признала, что вела себя отвратительно.

Субботними вечерами сёстры собирались на чердаке, переодевались в джентльменов и играли в тайное общество. Однажды они пригласили в своё общество Лори, за что тот в благодарность придумал «почтовое заведение» в саду.

Наступили каникулы, и девочки решили, что будут только отдыхать. Целую неделю они провели в безделье, им это надоело, из-за недосмотра умерла птичка Бесс.

В субботу мать устроила всё так, что девочки сами должны были себе готовить и убирать дом. Девочки не справились и признали, что каждый день нужно делать и полезные, и приятные дела.

Лори устроил пикник. Все весело провели время за играми и едой. Мег понравилась Джону.

Мистер Джон Брук — воспи­та­тель и друг Лори, 28 лет, умный, добро­по­ря­дочный, скромный и честный, влюблён в Мег.

Погода была прекрасная, и девочки решили поработать на воздухе: шить, рисовать. К ним присоединился Лори, дети рассказали друг другу о своих мечтах.

Джо решилась и отнесла свои рассказы в газету, их напечатали. Хотя ничего и не заплатили, Джо и все девочки были очень рады.

Лори рассказал Джо, что Джон неравнодушен к Мег. Джо расстроилась, так как хотела никогда не расставаться с сёстрами и жить вместе с мамой.

Пришла телеграмма о болезни отца. Мать сразу собралась в дорогу. Мистер Лоренс устроил так, что Джон поехал с ней в качестве сопровож­дающего.

Джо продала свои волосы, чтобы вырученные деньги дать маме на поездку. Все были шокированы, но горды за её смелый поступок.

Девочки вели прежнюю жизнь, мистер Лоренс за ними присматривал. Миссис Марч и девочки часто писали друг другу.

В отсутствие мамы Бесс навещала бедную семью и заразилась от них. Джо и Мег стали ухаживать за больной сестрой. Эми отправили в дом тётушки.

Бесс стало хуже, и девочки телегра­фировали маме. Предупре­ждённая Лори, она уже ехала домой.

Ночью Бесс стало лучше, а утром приехала мама.

Эми страдала в доме тётушки, у неё было много поручений и не было рядом сестёр.

Как-то Эми узнала, что всё имущество тётушки перейдёт девочкам и тоже решила написать завещание.

Все были рады приезду матери. Джо рассказала ей о любви Джона к Мег, но сам он ещё раньше признался миссис Марч в этом. Они решили подождать и ничего не рассказали ей. Сама Мег часто думала о Джоне.

Лори подделал почерк Джона и прислал Мег любовную записку. Мег была взволнована, но ответила, что ещё слишком молода.

Миссис Марч строго отчитала Лори за его проделку. Мальчик раскаялся и извинился. Дома Лори получил ещё и от дедушки, но Джо их помирила.

Наступило Рождество, все дарили друг другу подарки. Неожиданно приехали мистер Марч с Джоном. Все были счастливы и обнимались. Джон поцеловал Мег.

Вечером отец похвалил всех девочек, так как знал, что за год его «маленькие пилигримы» добились больших успехов в воспитании своего характера.

Трудна была для вас эта дорога… Но вы прошли по ней мужественно, и я думаю, что совсем скоро тяжёлые ноши упадут с ваших плеч…

Бесс почти поправилась и сыграла на пианино.

Однажды Джон объяснился с Мег. Появившаяся тётушка Марч всё слышала и приказала Мег не выходить замуж за бедного, иначе лишит её наследства. Мег ответила, что выйдет замуж по любви. Джон понял, что она его любит.

Всё семейство собралось вместе. Все были счастливы.

Читать Маленькие женщины онлайн (полностью и бесплатно)

  • Луиза Мэй Олкотт
  • Маленькие женщины
  • Содержание:

Глава 1. Игра в пилигримов.

Глава 2. Счастливое Рождество.

Глава 3. Внук мистера Лоренса.

Глава 4. Ноши пилигримов.

Глава 5. По-соседски.

Глава 6. Бесс находит Прекрасный Дворец.

Глава 7. Эми в Долине Унижения.

Глава 8. Джо встречает Аполлиона.

Глава 9. Мег на Ярмарке Тщеславия.

Глава 10. Пиквикский клуб.

Глава 11. Новый опыт.

Глава 12. Лагерь генерала Лоренса.

Глава 13. Воздушные замки.

Глава 14. Секреты.

Глава 15. Телеграмма.

Глава 16. Письма.

Глава 17. «Маленькая Добросовестность».

Глава 18. Мрачные дни.

Глава 19. Завещание Эми.

Глава 20. Признания.

Глава 21. Лори — нарушитель спокойствия и Джо — умиротворительница.

Глава 22. Счастливые луга.

Глава 23. Тетя Марч решает вопрос.

  1. Теперь же, Книга, плод моих трудов, иди
  2. И покажи всем, что хранишь в своей груди.
  3. Ты развлекай и поучай друзей моих,
  4. Пусть верный путь к добру им мой укажет стих.
  5. Надеждой льщу себя, что сбудутся мечты,
  6. Что жизни смысл понять им всем поможешь ты.
  7. Ты познакомь их с Милосердием; оно
  8. На жизненном пути быть правилом должно.
  9. Пусть голос звучный твой дев юных призовет
  10. Ценить тот мир, что есть, и тот, что всех нас ждет.
  11. В душе имея Господа, пусть с Ним
  12. Пойдет надежнейшей тропою пилигрим.
  13. Джон Бенъян

Глава 1. Игра в пилигримов.

— Без подарков и Рождество не Рождество,- недовольно проворчала Джо, растягиваясь на коврике перед камином.

— Как это отвратительно — быть бедным! — вздохнула Мег и опустила взгляд на свое старое платье.

  • — Это просто несправедливо, что у одних девочек полно красивых вещей, а у других совсем ничего нет,- обиженно засопев, добавила маленькая Эми.
  • — Зато у нас есть папа и мама, и все мы есть друг у друга,- с удовлетворением отозвалась из своего угла Бесс.
  • При этих ободряющих словах четыре юных лица, освещенных огнем камина, на мгновение оживились, но тут же омрачились снова, так как Джо сказала печально:
  • — Нет у нас папы и долго не будет.
  • Она не произнесла: «Быть может, никогда», но каждая из них добавила эти слова про себя, задумавшись об отце, который так далеко от них — там, где сражаются.
  • С минуту все молчали; затем Мег заговорила другим тоном:

— Вы же знаете, почему мама предложила не делать друг другу подарков на Рождество. Зима предстоит тяжелая, и мама считает, что нам не следует тратить деньги на удовольствия, в то время как мужчины несут все тяготы фронтовой жизни.

Мы мало чем можем помочь им, но все же способны принести свои маленькие жертвы и должны делать это с радостью. Но, боюсь, в моей душе этой радости нет.

— И Мег покачала головой, с грустью подумав о всех тех красивых вещах, которые ей хотелось иметь.

— А по-моему, те небольшие карманные деньги, какие у нас есть, не могут принести заметную пользу. У каждой из нас всего лишь доллар, и вряд ли мы так уж поможем армии, если пожертвуем ей эти деньги.

Я согласна не ожидать никаких подарков от мамы и от вас, но очень хочу купить себе «Ундину и Синтрама[1]». Я так долго об этом мечтала! — сказала Джо, которая была известной пожирательницей книг.

— Я собиралась потратить свой доллар на новые ноты,- проронила Бесс с таким легким вздохом, что его услышали лишь стоявшие поблизости подставка для чайника и щетка для выметания очага.

— А я куплю себе коробку цветных карандашей. Мне они совершенно необходимы,- заявила Эми решительно.

— Мама ничего не говорила о наших карманных деньгах, и она, конечно, не станет требовать, чтобы мы полностью отказались от всяких удовольствий. Пусть каждая из нас купит что хочет, и мы хоть немного порадуемся. По-моему, мы заслужили это тем, что так усердно трудились! — воскликнула Джо, по-мужски оглядывая каблуки своих стоптанных туфель.

— Уж мне-то действительно пришлось нелегко — учить этих надоедливых детей чуть ли не целыми днями, когда так хочется домой,- снова начала Мег жалобным тоном.

— Тебе было далеко не так тяжело, как мне,- заявила Джо.- Как бы тебе понравилось часами сидеть взаперти с суматошной и капризной старухой, которая не дает тебе ни минуты покоя, вечно недовольна и надоедает до такой степени, что ты готова выброситься из окна или зарыдать?

— Нехорошо, конечно, жаловаться, но я считаю, что мыть посуду и поддерживать порядок в доме — самая неприятная работа на свете. От нее я становлюсь раздражительной, а руки делаются как деревянные, так что я даже не могу как следует играть гаммы.- И Бесc взглянула на свои загрубевшие руки со вздохом, который на этот раз услышали все.

— А я думаю, что ни одна из вас не страдает так сильно, как я! воскликнула Эми.- Ведь вам не приходится ходить в школу и сидеть там с наглыми девчонками, которые ябедничают на тебя, если ты не знаешь урока, смеются над твоими платьями, оскорбляют тебя из-за того, что у тебя не очень красивый нос, и чистят твоего отца, так как он небогат.

— Если ты хочешь сказать честят, то так и скажи, а не говори об отце так, как будто он закопченный чайник,- посоветовала Джо со смехом.

— Я прекрасно знаю, что я хочу сказать, и ни к чему обращаться ко мне с таким старказмом. Это очень похвально — употреблять хорошие слова и пополнять свой лисикон,- с достоинством парировала Эми.

— Не клюйте друг друга, детки. Разве тебе, Джо, не хотелось бы, чтобы у нас сейчас были те деньги, которых папа лишился, когда мы были маленькими? сказала Мег, которая была старшей и могла припомнить лучшие времена.- Боже мой! Какими счастливыми и доброжелательными были бы мы, если бы у нас не было забот!

— А на днях ты говорила, что, по твоему мнению, мы гораздо счастливее, чем дети Кингов, несмотря на все их богатство, потому что они только и делают, что ссорятся да дерутся.

— Конечно, Бесс, я это говорила и действительно думаю, что мы счастливее их, пусть даже нам и приходится работать. Ведь зато мы умеем повеселиться, и вообще мы «теплая компания», как сказала бы Джо.

— Джо всегда употребляет такие вульгарные выражения! — заметила Эми, укоризненно взглянув на длинную фигуру, растянувшуюся на коврике.

  1. Джо немедленно села, засунула руки в карманы и засвистела.
  2. — Перестань, Джо, это так по-мальчишески!
  3. — Именно поэтому и свищу.
  4. — Терпеть не могу грубых, невоспитанных девочек!
  5. — Ненавижу жеманных и манерных недотрог!
  6. — «Птички в гнездышке своем все щебечут в лад»,- запела Бесс с таким забавным выражением лица, что раздраженные голоса сменились смехом и «птички» на время перестали клевать друг друга.
Читайте также:  Фразовый глагол look

— Право же, девочки, обе вы заслуживаете порицания,- рассудительно сказала Мег, принимаясь за поучения на правах старшей сестры.

— Ты, Джозефина, уже достаточно взрослая, чтобы отказаться от этих мальчишеских выходок и вести себя как подобает девушке. Твои манеры не имели большого значения, пока ты была маленькой.

Однако теперь, когда ты такая высокая и делаешь себе «взрослую» прическу, тебе следует помнить, что ты уже барышня, а не мальчишка-сорванец.

— Никакая я не барышня! А если я делаюсь барышней оттого, что укладываю волосы, то уж лучше я буду носить две косы, пока мне не исполнится двадцать! воскликнула Джо, стянув с волос сетку и стряхивая вниз свою густую каштановую гриву.

— Противно даже подумать, что мне придется стать взрослой, называться мисс Марч, носить длинные платья и быть чопорной, как какая-нибудь китайская астра! И так уж скверно быть девчонкой, когда я люблю все мальчишеское: и работу, и игры, и манеры! Мне никак не свыкнуться с тем, что я не мальчик, а теперь даже еще тяжелее, потому что я до смерти хочу пойти в армию и сражаться плечом к плечу с папой, а вместо этого приходится сидеть дома и вязать, словно какая-нибудь сонная старуха! — И Джо так свирепо встряхнула синим солдатским носком, что спицы застучали друг о друга, как кастаньеты, а клубок запрыгал по комнате.

— Бедная Джо! Это ужасно, но ничего тут не поделаешь. Придется тебе довольствоваться тем, что ты превратила свое имя в мужское и играешь роль брата по отношению к нам, девочкам,- сказала Бесс, гладя всклокоченную голову Джо своей маленькой рукой, прикосновение которой никакая самая тяжелая работа на свете никогда не смогла бы сделать грубым.

— А что касается тебя, Эми,- продолжила Мег,- то ты чересчур привередлива и церемонна. Пока это просто смешно, но если ты не остережешься вовремя, то, когда вырастешь, превратишься в глупую жеманную гусыню. Мне нравится и твоя благовоспитанность, и приятная манера выражаться, но лишь до тех пор, пока ты не начинаешь изощряться. Все эти твои нелепые слова ничуть не лучше, чем жаргон Джо.

— Если Джо — мальчишка-сорванец, а Эми — жеманная гусыня, то, будь добра, скажи, кто же я,- попросила Бесс, готовая выслушать упреки и в свой адрес. Ты просто прелесть, вот и все,- ответила Мег с теплотой, и никто не возразил ей, потому что Мышка, как называли Бесс, была любимицей всей семьи.

Читать

Луиза Мэй Олкотт

Маленькие женщины

© Батищева М., перевод на русский язык, 2014

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2014

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

* * *

  • Теперь же, Книга, плод моих трудов, иди
  • И покажи всем, что хранишь
  • в своей груди.
  • Ты развлекай и поучай друзей моих,
  • Пусть верный путь к добру
  • им мой укажет стих.
  • Надеждой льщу себя, что сбудутся мечты,
  • Что жизни смысл понять
  • им всем поможешь ты.
  • Ты познакомь их с Милосердием; оно
  • На жизненном пути быть правилом должно.
  • Пусть голос звучный твой
  • дев юных призовет
  • Ценить тот мир, что есть, и тот,
  • что всех нас ждет.
  • В душе имея Господа, пусть с Ним
  • Пойдет надежнейшей тропою пилигрим.

Джон Беньян

Глава 1

Игра в пилигримов

Без подарков и Рождество не Рождество, – недовольно проворчала Джо, растягиваясь на коврике перед камином.

– Как это отвратительно – быть бедным! – вздохнула Мег и опустила взгляд на свое старое платье.

  1. – Это просто несправедливо, что у одних девочек полно красивых вещей, а у других совсем ничего нет, – обиженно засопев, добавила маленькая Эми.
  2. – Зато у нас есть папа и мама, и все мы есть друг у друга, – с удовлетворением отозвалась из своего угла Бесс.
  3. При этих ободряющих словах четыре юных лица, освещенных огнем камина, на мгновение оживились, но тут же омрачились снова, так как Джо сказала печально:
  4. – Нет у нас папы и долго не будет.
  5. Она не произнесла: «Быть может, никогда», но каждая из них добавила эти слова про себя, задумавшись об отце, который так далеко от них – там, где сражаются[1].
  6. С минуту все молчали, затем Мег заговорила другим тоном:

– Вы же знаете, почему мама предложила не делать друг другу подарков на Рождество. Зима предстоит тяжелая, и мама считает, что нам не следует тратить деньги на удовольствия, в то время как мужчины несут все тяготы фронтовой жизни.

Мы мало чем можем помочь им, но все же способны принести свои маленькие жертвы и должны делать это с радостью. Но, боюсь, в моей душе этой радости нет.

 – И Мег покачала головой, с грустью подумав обо всех тех красивых вещах, которые ей хотелось иметь.

– А по-моему, те небольшие карманные деньги, какие у нас есть, не могут принести заметную пользу. У каждой из нас всего лишь доллар, и вряд ли мы так уж поможем армии, если пожертвуем ей эти деньги.

Я согласна не ожидать никаких подарков от мамы и от вас, но очень хочу купить себе «Ундину и Синтрама»[2]. Я так долго об этом мечтала! – сказала Джо, которая была известной пожирательницей книг.

– Я собиралась потратить свой доллар на новые ноты, – проронила Бесс с таким легким вздохом, что его услышали лишь стоявшие поблизости подставка для чайника и щетка для выметания очага.

– А я куплю себе коробку цветных карандашей. Мне они совершенно необходимы, – заявила Эми решительно.

– Мама ничего не говорила о наших карманных деньгах, и она, конечно, не станет требовать, чтобы мы полностью отказались от всяких удовольствий. Пусть каждая из нас купит что хочет, и мы хоть немного порадуемся. По-моему, мы заслужили это тем, что так усердно трудились! – воскликнула Джо, по-мужски оглядывая каблуки своих стоптанных туфель.

– Уж мне-то действительно пришлось нелегко – учить этих надоедливых детей чуть ли не целыми днями, когда так хочется домой, – снова начала Мег жалобным тоном.

– Тебе было далеко не так тяжело, как мне, – заявила Джо. – Как бы тебе понравилось часами сидеть взаперти с суматошной и капризной старухой, которая не дает тебе ни минуты покоя, вечно недовольна и надоедает до такой степени, что ты готова выброситься из окна или зарыдать?

– Нехорошо, конечно, жаловаться, но я считаю, что мыть посуду и поддерживать порядок в доме – самая неприятная работа на свете. От нее я становлюсь раздражительной, а руки делаются как деревянные, так что я даже не могу как следует играть гаммы. – И Бесс взглянула на свои загрубевшие руки со вздохом, который на этот раз услышали все.

– А я думаю, что ни одна из вас не страдает так сильно, как я! – воскликнула Эми. – Ведь вам не приходится ходить в школу и сидеть там с наглыми девчонками, которые ябедничают на тебя, если ты не знаешь урока, смеются над твоими платьями, оскорбляют тебя из-за того, что у тебя не очень красивый нос, и чистят твоего отца, так как он небогат.

– Если ты хочешь сказать честят, то так и скажи, а не говори об отце так, как будто он закопченный чайник, – посоветовала Джо со смехом.

– Я прекрасно знаю, что я хочу сказать, и ни к чему обращаться ко мне с таким старказмом. Это очень похвально – употреблять хорошие слова и пополнять свой лисикон, – с достоинством парировала Эми.

– Не клюйте друг друга, детки. Разве тебе, Джо, не хотелось бы, чтобы у нас сейчас были те деньги, которых папа лишился, когда мы были маленькими? – сказала Мег, которая была старшей и могла припомнить лучшие времена. – Боже мой! Какими счастливыми и доброжелательными были бы мы, если бы у нас не было забот!

– А на днях ты говорила, что, по твоему мнению, мы гораздо счастливее, чем дети Кингов, несмотря на все их богатство, потому что они только и делают, что ссорятся да дерутся.

– Конечно, Бесс, я это говорила и действительно думаю, что мы счастливее их, пусть даже нам и приходится работать. Ведь зато мы умеем повеселиться, и вообще мы «теплая компания», как сказала бы Джо.

– Джо всегда употребляет такие вульгарные выражения! – заметила Эми, укоризненно взглянув на длинную фигуру, растянувшуюся на коврике.

  • Джо немедленно села, засунула руки в карманы и засвистела.
  • – Перестань, Джо, это так по-мальчишески!
  • – Именно поэтому и свищу.
  • – Терпеть не могу грубых, невоспитанных девочек!
  • – Ненавижу жеманных и манерных недотрог!
  • – «Птички в гнездышке своем все щебечут в лад», – запела Бесс с таким забавным выражением лица, что раздраженные голоса сменились смехом и «птички» на время перестали клевать друг друга.

– Право же, девочки, обе вы заслуживаете порицания, – рассудительно сказала Мег, принимаясь за поучения на правах старшей сестры.

 – Ты, Джозефина, уже достаточно взрослая, чтобы отказаться от этих мальчишеских выходок и вести себя как подобает девушке. Твои манеры не имели большого значения, пока ты была маленькой.

Однако теперь, когда ты такая высокая и делаешь себе «взрослую» прическу, тебе следует помнить, что ты уже барышня, а не мальчишка-сорванец.

– Никакая я не барышня! А если я делаюсь барышней оттого, что укладываю волосы, то уж лучше я буду носить две косы, пока мне не исполнится двадцать! – воскликнула Джо, стянув с волос сетку и встряхивая свою густую каштановую гриву.

 – Противно даже подумать, что мне придется стать взрослой, называться мисс Марч, носить длинные платья и быть чопорной, как какая-нибудь китайская астра! И так уж скверно быть девчонкой, когда я люблю все мальчишеское: и работу, и игры, и манеры! Мне никак не свыкнуться с тем, что я не мальчик, а теперь даже еще тяжелее, потому что я до смерти хочу пойти в армию и сражаться плечом к плечу с папой, а вместо этого приходится сидеть дома и вязать, словно какая-нибудь сонная старуха! – И Джо так свирепо тряхнула синим солдатским носком, что спицы застучали друг о друга, как кастаньеты, а клубок запрыгал по комнате.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector