Сериал подпольная империя — цитаты и факты из сериала подпольная империя

9 цитат о бизнесе в трудные времена из сериала «Подпольная империя» (Boardwalk Empire)

Сериал Подпольная Империя — цитаты и факты из сериала Подпольная Империя

Действие сериала разворачивается в Атлантик-Сити, первый эпизод первого сезона сразу обозначает интригу: в США наступает сухой закон, но люди, которым под силу продолжать снабжение страны выпивкой, уже нашлись и ждут своего часа. Политики, финансисты и криминальные авторитеты начинают борьбу на чёрном рынке и стараются устранить конкурентов любыми способами. 

Виски — жидкое золото, ребятки.

Первое правило политики: правда не должна мешать хорошей истории.

Мистер мэр, друзья, дорогие члены городского совета! Как вы знаете, менее чем через два часа спиртное окажется вне закона благодаря указу достопочтенных членов совета нашей страны.

За этих роскошных невежественных ублюдков! Будьте уверены: как бы ни пересохло горло страны, я сейчас заключаю соглашения, которые оставят Атлантик-Сити таким же мокрым, как манда у русалки. Сухой закон даже не заметят, только цены вырастут в 20 раз.

Такой шанс не просто постучал в наши двери, он их на хрен вынес!

У нас есть продукт, который позарез им нужен. Ещё лучше то, что он вне закона. А когда мужик хочет повеселиться, будьте уверены, на выпивку он раскошелится.

— Я хочу получить шанс.

— Ну это же долбаная Америка, кто тебе мешает?

— Вся жизнь — игра, так ведь? Я запомню. Когда-нибудь научусь брехать так же складно, как и ты.

— Не брехать, а лгать, деревенщина! Хочешь, чтобы тебя воспринимали всерьёз, — научись разговаривать нормально.

Я родился в Техасе, мой отец сам выучился на плотника и работал в бригаде чёрных парней. У моего старика были золотые руки, дерево пело в них, табуреты, стулья, свадебные сундуки — всё выглядело как произведение искусства. Однажды богатый белый человек, мистер Парсель, пришёл повидать отца.

Он спросил: «Ты лучший плотник в Техасе?» Отец ответил: «Понимаем кое-что». Парсель привёл его в свой дом, самый большой в городе, и показал одну из комнат: «Тут будет библиотека, что думаешь?» «Думаю, вам нужны книжные стеллажи», — сказал отец. 10 месяцев он работал там не покладая рук, а когда закончил, привёл меня посмотреть на свою работу.

Парсель впустил нас, пригласил войти через главный вход, как гостей. Я увидел одну из самых прекрасных вещей в моей жизни. Огромные шкафы, все полки заставлены книгами, цветами, фарфоровыми ангелочками, корзинами с фруктами. Через месяц пришёл другой человек. Он сказал, что видел работу отца в доме Парселя, и пригласил зайти к нему. Отец пошёл.

Шестеро белых поколотили его и вздёрнули на суку. 

— Мы вернёмся в этому разговору позже.

— Когда?

— Когда я окажусь в Белом доме.

— Да у тебя только один шанс там оказаться: купить экскурсию.

Мы сами решаем, с какими грехами мы можем жить.

Афиша Воздух: Прощай, Наки: почему «Подпольная империя» так и не стала великим сериалом – Архив

«Подпольная империя» всегда казалась самым таинственным пассажиром в потоке современных кабельных драм высшей пробы.

С одной стороны, сериал имел первоклассную творческую родословную: шоу запустил в плавание Мартин Скорсезе, продюсировал Марк Уолберг, курировал выходец из «Клана Сопрано» Теренс Уинтер, ставил один из лучших телережиссеров современности Тимоти Ван Паттен, а некоторые серии сочиняли известные американские писатели. Его зачастую записывали в наследники легендарных гангстерских саг вроде «Крестного отца» и «Однажды в Америке». С другой стороны, эти сравнения достались сериалу скорее как единственному выжившему родственнику, чем по-настоящему достойному наследнику. Конечно, он был хорош в своем роде, но после финального сезона можно окончательно резюмировать, что «Подпольной империи» все-таки не суждено стать великим сериалом.

В последнее время «Подпольная империя» (как, кстати, и «Безумцы») во многом напоминала почетного пенсионера, за которым нужно присматривать, чтобы он достойно встретил свои последние дни и спокойно ушел на покой.

Заканчивается она вообще не взрывом, а всхлипом — это не полноценная мощная развязка, как у «Клана Сопрана» или «Во все тяжкие», а что-то вроде эпилога, причем довольно скомканного.

 Сюжет перепрыгнул на несколько лет вперед, количество серий сократили до восьми, львиную долю хронометража отобрали флешбэки про молодость Инока — у сценаристов просто не хватило места для больших маневров.

И прощаться с главными героями пришлось в беглом режиме послесловия: с этим произошло то-то, с другим вот это, третьего убили вот так-то, а эти жили долго и счастливо. Каждому персонажу без особых разговоров и переживаний раздали по пуле или по счастливому билету. Или и то, и другое.  

Впрочем, «Подпольная империя» всегда смахивала скорее на хорошую книгу, чем на сериал в привычном смысле. Сериал славился своим неспешным слогом, густонаселенным сюжетом, внезапными отступлениями, вниманием к деталям и второстепенным персонажам.

Каждая серия — все равно что полистать перед сном любимый роман. Не случайно в нем есть масса литературных отсылок, и почти у каждого персонажа есть своя любимая книга в руках (лишь Аль Капоне больше предпочитает кино).

Когда в критических кругах заходит речь о том, что объемная романная структура давно перекочевала из большого кино в сериалы, то в качестве примера первой на ум, как правило, приходит именно «Подпольная империя».

В какой-то момент «Игру престолов» стали считать попсой, а продукт Теренса Уинтера — главным на HBO по ведомству высоколобой беллетристики не для всех.

Прием с флешбэками, когда мальчуган Инок превращается в Наки Томпсона, — довольно удачный, хоть и стар как мир. Воспоминания о прошлом выросли в почти полноценный приквел, который вплотную подвел нас к тому моменту, когда Наки продал свою душу дьяволу.

Неслучайно последняя серия вместо стандартной открывающей заставки началась с тревожного утреннего плавания Наки в океане. Позже Наки расскажет своему брату, что во время заплыва все время думал о точке, после которой у него не хватит сил доплыть назад. В финале мы, наконец, узнали, когда же в жизни Наки случилась эта самая точка невозврата.

 Узнали, как с этим связана история семьи Дармоди, интригу которой авторы тщательно берегли до самого последнего момента.

Гибель империи Наки Томпсона была так же неизбежна, как год назад — неотвратим крах Уолтера Уайта. Однако падение империи случилось еще в предпоследней серии сезона, а в заключительном эпизоде Наки бродит по улицам так, будто он уже лежит в могиле.

Почти призрак, он прощается с Маргарет, посещает своего брата Илая, воссоединяется с Джиллиан Дармоди и натыкается на странную будку на пляже с телевизором и шторами из синего бархата. Эта сюрреалистическая сцена в стиле Дэвида Линча выбивается из всего сериала и выглядит холодным приветом из будущего.

Из того будущего, где Рузвельт отменил сухой закон, Чарли Лучано открыл новую страницу мафиозной эпохи, телевидение стало новым искусством, а историю гангстеров превратили в сериал для HBO. 

История сериалов: «Подпольная империя»

«Канобу» продолжает серию материалов, посвященных величайшим сериалам мира, самым интересным телевизионным провалам и малоизвестным культовым шоу. Упомянутые сериалы и эпизоды можно легально посмотреть в России на сайте «Амедиатека». Пришла пора вспомнить «Подпольную империю», телевизионную реконструкцию тяжелого быта американских гангстеров во времена сухого закона в Америке.

Гангстерское кино в ретро-декорациях сейчас стало редким гостем что на киноэкранах, что на ТВ. Но это не всегда было так.

Были времена, когда культовая трилогия Фрэнсиса Форда Копполы «Крестный отец» наделала шума, когда почти четырехчасовое полотно Серджио Леоне «Однажды в Америке» выбивало скупую мужскую слезу, а фильм Брайана Де Пальмы «Неприкасаемые» подарил миру лучшее киновоплощение культового гангстера Аль Капоне, которого великолепно сыграл Роберт Де Ниро (совсем скоро, кстати, Том Харди попытается стать его конкурентом).

Что подтверждает редкий выход картин подобного плана и очень сильный провал последнего фильма Бена Аффлека «Закон ночи», снятого по произведению культового американского писателя Денниса Лихейна.

В проекте были все необходимые атрибуты жанра: Бен Аффлек, не имевший как режиссер ни одного провала, Роберт Ричардсон — любимый оператор Оливера Стоуна, Мартина Скорсезе и Квентина Тарантино, а также классический сюжет о том, как мелкий бандит, стал крутым и большим гангстером.

Единственным серьезным недостатком картины был герой Аффлека, ибо он просто фактурой не подходил под книжный образ.

Глупо было снимать самого себя в главной роли, если очевидно, что в первоисточнике совершенно другой типаж. Остальное же в фильме было на достаточно высоком уровне, но было дружно всеми проигнорировано.

В итоге — негативная критика, ничтожные сборы и намек на то, что тематика себя исчерпала.

История создания начинается в 2008 году, когда уже популярный на тот момент кабельный канал HBO попросил продюсера и сценариста сериала «Клан Сопрано» Теренса Уинтера адаптировать для ТВ книгу «Подпольная империя: Рождение, Рассвет и Коррупция в Атлантик-сити». Книга не была художественной литературой, а скорее хроникой, и Уинтеру очень хотелось сделать сериал, сосредоточенный на 20-х годах и событиях вокруг запрета на алкоголь.

Неожиданно в 2009 году HBO улыбнулась неслыханная удача, и к обладателю «Эмми» Теренсу Уинтеру решил присоединится один из величайших режиссеров в истории кинематографа — Мартин Скорсезе.

Ему дали срежиссировать пилотный полуторачасовой эпизод, который стал одним из самых дорогих эпизодов на ТВ и обошелся каналу в 18 миллионов долларов, 5 из которых были потрачены на декорацию Boardwalk — пляжного комплекса казино и развлекательных заведений в Атлантик-сити.

Скорсезе был очень щепетилен, вплоть до того, что хотел, чтобы размеры досок соответствовали их размеру в те времена.

Все было сделано на максимально высоком и близком к большому кино уровне. А уж присутствие множества персонажей, основанных на реальных криминальных деятелях того времени — одна из главных причин для просмотра, который даже может принести долю образовательного эффекта (но небольшую, так как далеко не все там правда).

Сам же сериал повествует о казначее Атлантик-сити Енохе «Наки» Томпсоне, которого блистательно исполнил (даже получил за роль «Золотой глобус») уже работавший с Уинтером в «Сопрано» Стив Бушеми. Персонаж, основанный на реальном человеке Енохе Л. Джонсоне, визуально сильно отличался от прототипа, хотя сущность была передана абсолютно верно.

Политик и гангстер в одном лице, желающий использовать вступающий в силу Сухой закон, чтобы максимально приумножить свой капитал.

А помогали ему в этом продажный бывший служитель закона и родной брат — Илаес «Илай» Томпсон (Ши Уигхэм), молодой и дерзкий бывший военный по имени Джимми Дармоди (Майкл Питт), который в последствии своей дерзостью и желанием подняться создаст множество проблем «Наки», боссы чикагской мафии и известный в Нью-Йорке предприниматель, игрок и глава еврейской мафии Арнольд Ротштейн (Майкл Сталберг).

Читайте также:  Субтитры: польза и вред

Чем дальше, тем больше игроков появляется на рынке нелегального алкоголя, что провоцирует множество конфликтов и приводит к кровавым разборкам, предательствам, новым альянсам и драматическим событиям, оказывающим влияние на всех действующих лиц.

Ван Алден — религиозный и очень упорный служитель закона, поставивший себе цель во чтобы то не стоило ловить и сажать преступников независимо от их статуса.

Поначалу может показаться, что вот он, наш луч света в этом царстве гангстеров и людей, пресмыкающихся и боящихся их, но сценаристы подготовили для зрителя такие шокирующие повороты, что бедного агента Ван Алдена начинает кидать из огня да в полымя.

Из добропорядочного и богобоязненного человека он превращается в изменника, убийцу, продавца утюгов, психа, шестерку ирландского гангстера Диана ОʼБэниона (Аррон Шивер), члена группировки Аль Капоне (Стивен Грэм) и однажды даже в полного идиота. Самый непредсказуемый и неоднозначный персонаж.

Выше я уже упомянул, что в сериале присутствует Аль Капоне, но лично на мой взгляд он получился очень странным, чудовищно контрастирующим с тем образом Капоне, что подарил нам Роберт Де Ниро в фильме «Неприкасаемые». Персонаж Грэма слишком безумный, слишком жестокий и неуправляемый. Я смотрел и не мог понять, как этот психопат мог управлять преступной империей, когда он себя даже в руках не может держать.

Он избивал, угрожал, а иногда и убивал собственных сотрудников, что не самый лучший метод управления. Я знаю, что у Капоне были проблемы с психикой, сифилис и т. д.

, он постоянно ввязывался в драки и даже вышибалой работал, но это было до того, как он стал большим человеком.

Дальше он стал хладнокровным и расчетливым, а в сериале, обладая властью, периодически вел себя, как избалованный и очень жестокий ребенок.

О персонажах можно говорит очень много. Ведь запоминаются даже второстепенные фигуры в этой кровавой шахматной партии, что затеяли большие боссы.

Например, бывший снайпер армии США Ричарда Хэрроу (Джек Хьюстон), у которого изуродована половина лица и он вынужден маску с нарисованной на ней недостающей частью физиономии, или волонтер ИРА Оуэн Слейтер, блестяще сыгранный нынешним Сорвиголовой Чарли Коксом.

Сцена в туалете, где его персонаж с особой жестокостью расправляется с одним из противников, реально выбивает из колеи, так как до этого герой предстает перед зрителем невероятно обаятельным и приятным молодым человеком, а тут на наших глазах он превращается в хладнокровного и кровожадного убийцу за идею.

И таких персонажей в «Империи» полно. Поэтому я перейду к тому, почему сериал был закрыт раньше, чем планировалось.

Несмотря на высокое качество исполнения и отсутствия ограничений по контенту (секс, ненормативная лексика, море насилия) сериал с каждым сезоном смотрело все меньше и меньше людей.

В 4 сезоне была попытка сместить немного акцент, что вылилось в самую слабую сюжетную линию в сериале — арку Альберта Уайта по кличке «Мелок» (Майкл Кеннет Уильямс, известный многим по роли Омара в сериале «Прослушка). Этот чернокожий гангстер помогал Наки в некоторых делах, за что и заслужил его уважение.

Но проблема в том, что сценаристы не смогли придумать ему интересную историю и продублировали на него историю Наки. Только теперь все чернокожие.

Это смотрелось жутко вторично и абсолютно неинтересно. И, судя по всему, завлечь этим чернокожее население не удалось, так как рейтинги продолжали падать. Падение не было катастрофическим.

Например, у последнего сезона сериала рейтинги были близки к недавно закончившемуся второму сезону шоу того же HBO «Мир Дикого Запада»(что не помешало продлить последний сериал на 3 сезон).

Хорошо, что о закрытии «Подпольной империи» поведали до выхода 5 сезона, чтобы создатели могли логично завершить историю. И завершить они ее решили максимально странным способом.

Но этого им показалось мало. Сезон был сокращен с 12 до 8 серий, да еще часть его решили отдать на историю становления Наки Томпсона.

Вместо того, чтобы рассказать об этом в первых сезонах, что куда логичнее, создатели тратят драгоценное время укороченного сезона на события далекого прошлого, хотя им следовало бы разбираться с той кучей сюжетных линий, что они наплодили за прошедшее время.

В итоге сезон получился скомканным, а с персонажами стали расставаться быстро, а иногда и довольно глупо. А финал так и вовсе получился откровенно пошлым, да еще и расходящимся с реальным итогом жизненного пути прототипа персонажа Стива Бушеми.

Если смотреть в целом, то, несмотря на промах с линией Мелка и слишком скоротечный финальный сезон, то «Подпольная империя» все равно остается одним из лучших криминальных сериалов в истории ТВ. Шоу заработало уважение критиков и любовь зрителей, да и престижными наградами его не обделили.

Любителям ретро и бескомпромиссного гангстерского кино надо смотреть в обязательном порядке, так как, возможно, мы уже больше не увидим ничего столь же дорогого и качественного на данную тематику.

Другие материалы в проекте «История сериалов»

Рецензия на финальный сезон сериала «Подпольная империя»

Финальный сезон утратил драйв предыдущих, предпочтя покопаться в истоках формирования характера главного героя. Выглядит это забавно, но совсем не так захватывающе, как словесные перепалки гангстеров, перестрелки и любовные истории, украшавшие четыре предыдущих года трансляции сериала.

1931 год. Не слишком удачно завершивший свои дела в Атлантик-сити Наки Томпсон вынужден томиться вдалеке от родины, вместе с прыткой Салли Уитт Енох наладил поставки алкоголя из Гаваны во Флориду. Случайная встреча с Мейером Лански снова пробуждает азарт старого волка.

Потянув за несколько ниточек, Наки обнаруживает, что в криминальном бизнесе Америки грядет очередной передел сфер влияния, и чувствует, что при удачном стечении обстоятельств имя Томпсонов вполне может снова начать греметь на Атлантическом побережье.

С яростью и обреченностью льва Наки отправляется на свою последнюю битву.

Сериал удостоился двух «Золотых глобусов»: «за лучший телесериал» в категории «драма» и «лучшему актеру в драматическом сериале». Увы, было это в золотые времена «Подпольной империи», еще в 2011 году

Финальный сезон даже самого рейтингового, популярного, блистательно проработанного телесериала – это та еще пытка для его создателей.

Одно дело, когда канал закрыл тебя в межсезонье и ты можешь важно надувать щеки, заявляя, что тебе просто не дали раскрыть все характеры, реализовать потенциал и свести сюжетные концы с концами. Совсем другое – когда существует четкий план, на концовку выданы средства и креативные силы.

Все, что требуется, – собрать волю в кулак и правильно расстаться с героями.

Мы помним и удачные прощания, и не слишком: только ленивый не пнул последние серии «Остаться в живых» или финальную «бородатую» сцену «Декстера», при этом «Во все тяжкие» к финишу так разогнался, что телевизоры вскипали. Последнее дело Наки Томпсона в таком плане ближе к первому варианту, как ни жаль это признавать. Но давайте заглянем все-таки в имперский подпол.

Реальный прототип Наки Енох Джонсон телосложением скорее был похож на Тони Сопрано. Чтобы максимально отдалиться от сходства с Джеймсом Гандольфини, создатели пригласили на роль щуплого Стива Бушеми и не прогадали

Даже самый далекий от гангстерской саги Терренса Уинтера и Мартина Скорсезе зритель заподозрит неладное, только взглянув на число эпизодов финального сезона.

Всего восемь серий против обычных двенадцати? Нечего рассказать? Кончился запал и деньги? Пожалели, что вписались в продолжение? Всего помаленьку.

Крайне мощная концовка сезона предыдущего могла поставить шикарную точку в деле «Томпсон против всех», но тогда, год назад, рука дрогнула не только у Ричарда, стрелявшего в Нарцисса, но и у создателей сериала.

Однако опустошение, охватившее «Империю», как бы ни хорохорились авторы, видно невооруженным взглядом – в кои-то веки в финальном сезоне для Наки даже не нашлось достойного врага. А что такое Наки Томпсон без внешнего раздражителя? Даже не гений, не изобретатель и не филантроп. Всего лишь бандит, взобравшийся выше других по криминальной лестнице.

Не найдя колоритного соперника со стороны, авторы решили выпороть героя кнутами внутренних демонов, запустив параллельно с основным сюжетом линию флешбэков, где зрителю еще раз разжевывается история «грехопадения» Еноха и Джиллиан Дармоди.

Не ахти какой ловкий ход – при всем великолепии играющего молодого Еноха Марка Пикеринга, иногда пугающе точно передающего мимику и говор Стива Бушеми, во всех этих воспоминаниях сквозит вторичность. Нам довольно подробно рассказали и о том, как лютовал отец братьев Томпсон, и о том, что случилось с матерью Джимми, и о карьерной лестнице Наки.

Стоило повторять, чтобы несколько обелить главного героя? Это того, который не моргнув глазом стреляет в голову своему безоружному противнику? Спасибо, не надо.

Вторая важная печаль-беда финала – это отсутствие ярких женщин, которые неизменно сопровождали Наки по жизни. Да, на финише Енох снова встретился с Маргарет, но весь их пыл давно выветрился.

Да, подталкивает вперед как-то печально погрубевшая Патрисия Аркетт в роли Салли, но она себе на уме, для Наки она остается лишь необходимым атрибутом жизни.

Без всего этого, без жара измен, без роскошных платьев на вечеринках, без певичек кабаре сериал потускнел вместе со стареющими героями. Очень жаль видеть такое угасание.

Наконец, Наки, в принципе, остался один – из всех его старых приятелей на плаву только лишь Микки Дойл. От брата Енох отстранился, все окружение перебили в старых схватках.

Какую-то отдушину старый гангстер находит в племяннике Уилле, но наставник из него никудышный, парень лишь становится очередной жертвой последних неудач своего патрона-дяди. Одиночество и неприкаянность Наки к финишу становятся просто физически ощутимыми.

Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что создатели решили преподать нам всем урок: нельзя быть бандитом и не нести за это кармическую ответственность. Но ведь и нам не по три года, мы это понимаем и без подсказок Тима Ван Паттена и команды.

Звезда Наки Томпсона закатилась гораздо раньше, кто-то скажет, что год назад, кто-то отошлет к финалу третьего сезона, кто-то вообще ставит точку на памятном выстреле Еноха в лицо своему названному сыну. Империи не стоят вечно, они склонны к разрушению.

Мы, чего греха таить, и без того провели прекрасное время у экрана, переживая за нескольких отчаянных парней, перевозящих по Штатам ящики с огненной водой. По счастью, от финального сезона не осталось совсем уж гнетущего впечатления. Захлопнуты все двери, прикрыты все калитки, прострелены оставшиеся головы и сердца.

Читайте также:  Present simple особенности употребления простого настоявшего времени в английском языке

Очередной король эфира умер. Подавайте нам следующего! Мы на «сухой телезакон» не подписывались!

Оставайтесь с нами на связи и получайте свежие рецензии, подборки и новости о кино первыми!

Яндекс Дзен | Instagram | Telegram | Твиттер

Кто стоит за «Подпольной империей»: герои и их прототипы

Олесь Николенко . 06 сентября, 2013 4

Далеко не секрет, что многие герои криминальной драмы HBO «Подпольная империя» были придуманы не на пустом месте. К запуску четвертого сезона сериала, рассказывающего о темной изнанке Атлантик-Сити времен сухого закона, oKino.ua вспоминает персонажей и их реальных прототипов.

Енох «Наки» Томпсон

Прототипом главного героя сериала стал Ено «Наки» Джонсон, влиятельный политик в Атлантик-Сити, щедрая душа, покровитель местных гангстеров и любитель кутежей и непомерной роскоши. Этот человек был в доле абсолютно всех развлечений в городе: буквально каждый игровой автомат и проститутка из борделя приносили ему процент от дохода лично в карман.

Создатели «Подпольной империи» сознательно решили уйти от чрезмерного копирования. Даже в плане внешнего сходства — именно поэтому в сериале Томпсона сыграл болезненного вида Стив Бушеми, тогда как в реальной жизни «Наки» был высоким и статным здоровяком.

Теренс Уинтер заявил об этом в самом начале работы над сериалом — они будут стараться уйти от самых популярных мифов о жизни Еноха Джонсона, переработать этого героя на свой лад. Но красную гвоздику в петлице пиджака и любовь к дорогим костюмам оставили.

Льюис Кэстнер

Разумеется, «Наки» никогда бы не обрел своего могущества без помощи других людей. Ему помог лидер республиканской партии и тогдашний политический босс Луис Кюнле, известный по прозвищу Коммодор. Именно Луис установил систему откатов, которая позволила ему и Томпсону разбогатеть.

После того как Кюнле осудили по серьезным обвинениям в коррупции, его преемником и стал «Наки», переняв бразды правления городом. В сериале историю этого персонажа развили, добавив ему родство с другим героем — Джимми Дармоди (его сыграл Майкл Питт).

Кэстнер приходится Дармоди отцом, и таким образом появилась сюжетная линия взаимоотношений «папа — сын».

Джимми Дармоди

Здесь прототипом является Джимми Бойд — помощник Еноха Джонсона, госслужащий, неофициально курирующий один из районов Атлантик-Сити. Вот только в реальной жизни Джимми не был сыном Коммодора.

Как мы указали выше, эту линию придумали сценаристы «Подпольной империи». И еще Бойд, в отличие от Дармоди, не грабил бутлегеров и не был связан с Аль Капоне.

Но зато был известен как человек, который умел правильно рассказывать плохие новости.

Нельсон Ван Алден

По сериалу — это усердный агент ФБР, который одержим целью очистить Атлантик-Сити от алкоголя любой возможной ценой (даже если это означает манипуляции с буквой закона). Нельсон Ван Алден базируется на личности Уильяма Фрэнка.

Это человек, задача которого заключалась в том, чтобы объединять силы ФБР и Службы внутренних доходов (проще говоря, налоговиков) с одной целью — поймать «Наки» Джонсона и заставить его отвечать за содеянное по всей строгости.

Нестыковка лишь в хронологии — операция Фрэнка проходила в 1936 году, а этот год не совсем совпадает с датами событий, происходящих в «Подпольной империи».

Маргарет Шредер

Вначале — верная последовательница идей «Наки» Томпсона, впоследствии — после того, как ее избивает муж-алкоголик, — становится его любовницей. И проделывает путь от жены пьяницы до политической активистки и активной защитницы женских прав.

Персонаж Шредер связан с реальной жительницей Атлантик-Сити по имени Мэри Ил, история и деятельность которой совпадают с жизненными перипетиями Маргарет.

Правда, никто точно не может доказать, были ли в самом деле романтические отношения между Мэри и Енохом Джонсоном.

Аль Капоне

Пожалуй, самый известный преступник в истории США в «Подпольной империи» изображен не совсем привычным образом. Здесь его показывают в самом начале пути: молодой семьянин, который только вступил на криминальную дорожку. Запрет сухого закона — это трамплин, который дал серьезный толчок этому величайшему гангстеру, который постепенно взял в свои руки контроль над преступностью в Чикаго.

Арнольд Ротштейн

Реально существовавший главарь еврейской мафии в Нью-Йорке тонко изображен в «Подпольной империи» актером Майклом Сталбергом. Это крупный игрок, баснословное богатство и недюжинный интеллект Арнольда сделали его серьезным конкурентом для «Наки».

Ротштейн в «Подпольной империи» — человек, выше всего ценящий точность, терпение и ум, а еще — необычайно преданный своему делу. Несмотря на то что видим мы его пьющим исключительно молоко, Арнольд инвестировал крупные суммы в «издержки» периода сухого закона и вел свои дела безупречно.

Все эти черты личности можно отнести к настоящему Ротштейну.

Лаки Лучиано

Еще одна отсылка к знаменитому американскому гангстеру, в котором кипела сицилийская кровь. В «Подпольной империи», как и в случае с Аль Капоне, также изображен ранний период деятельности этого преступника.

Лучиано прибывает в Атлантик-Сити, чтобы снять свой процент выгоды с торговли алкоголем во время сухого закона.

В итоге его контроль над игорным бизнесом для Ротштейна в Нью-Йорке и бутлегерство рома и виски в городе — это лишь первые шаги на пути к позиции одного из главных боссов организованной преступности в Америке.

Подпольная империя

Атлантик-Сити двадцатых годов прошлого века. В центре повествования – человек по имени Енох Томпсон по прозвищу Наки (Стив Бушеми). Томпсон был городским казначеем, при этом одновременно он был одним из самых влиятельных мафиози того времени.

Деятельность Томпсона чем-то напоминала деятельность Крестного отца из романа Пьюзо: Наки активно крышевал самый разнообразный бизнес, занимался подпольной поставкой алкоголя, водил дружбу с большим количеством известных политиков и занимался продвижением некоторых из этих  политиков.

Он один из первых понял, какие богатства сулит принятие сухого закона, потому что люди пили, пьют и будут пить, а полицию, которая должна следить за выполнением запрета, с легкостью можно подкупить, были бы деньги. 

Однако территория Атлантик-Сити кажется соблазнительным куском и для некоторых других прекрасных мужчин. На нее активно зарится Арнольд Ротштейн (Майкл Стулбарг) – крупный махинатор из Нью-Йорка.

Ротштейн делает деньги на чем угодно, а подпольная поставка алкоголя – крайне выгодное вложение средств.

Вместе со своим подручным Лаки Лучано (Винсент Пьяцца) Ротштейн пытается перехватить у Наки поставщиков. 

Разумеется, Томпсон не будет мириться с попыткой какого-то нью-йоркского еврейского махинатора вторгнуться в его бизнес.

Он начинает сложное позиционное противостояние, но в этот момент его помощник Джимми Дармоди (Майкл Питт) – ветеран Первой мировой, которого Наки знает с детства – задумывает напасть на караван с алкоголем, оплаченным Ротштейном.

Помогает Джимми некий Аль Капоне (Стивен Грэм) – правая рука старого делового партнера Наки из Чикаго Джонни Торрио (Грег Антоньяччи).

Нападение прошло не слишком гладко, Наки был в бешенстве от такой самодеятельности, Дармоди при этом засветился перед федеральными агентами, поэтому ему пришлось бежать в Чикаго под крылышко Джонни Торрио. 

Наки в Атлантик-Сити разгребается со своими проблемами. Ротштейн не простил Томпсону нападение на свой караван, поэтому нанял группу итальянцев, которые должны устранить Наки. В результате у Наки развязывается полноценная война.

***

“Подпольную империю” даже как-то не хочется называть сериалом. Потому что это целая эпическая гангстерская сага, выполненная на очень высоком уровне и с потрясающей достоверностью воссоздающая соответствующую эпоху.

Создатель сериала и исполнительный продюсер – Теренс Уинтер, создатель “Сопранос”. Также среди исполнительных продюсеров – Мартин Скорсезе, Марк Уолберг и Тимоти Ван Паттен, работающий режиссером над “Сопранос” и  “Римом”.

 

Пилотную серию ставил сам Мартин Скорсезе – чтобы сразу показать зрителям серьезность намерений компании HBO. 

А намерения тут были – серьезней некуда: HBO вложила в сериал огромные средства, так что каждый эпизод смотрится как отдельный дорогой художественный фильм. В одну пилотную серию компания вбухала аж $18 миллионов – частично эти деньги пошли на воссоздание целого квартала Атлантик-Сити тех времен в районе Бруклина, в Нью-Йорке. 

Мартин Скорсезе, как исполнительный продюсер и постановщик, требовал невероятной достоверности в воссоздании эпохи – там даже доски на знаменитой набережной Атлантик-Сити были того же размера, что и в двадцатые годы XX века. (Тем более что эти доски и дали название сериалу, который в оригинале называется “Дощатая империя”.) 

Снимается это все по книге Нельсона Джонсона “Дощатая империя: Рождение, Лучшие времена и Коррупция в Атлантик-Сити”, в которой подробно исследуются те времена. 

Несмотря на то что в сериале часто встречаются имена реально существовавших бандитов – Джонни Торрио, Аль Капоне, Лаки Лучано, Мейер Лански, Арнольд Ротштейн, – прототипа Наки Томпсона в реальной жизни звали Наки Джонсон. 

Внешне Джонсон совершенно не походил на Стива Бушеми. Он скорее напоминал экранного Тони Сопрано – грузный, внушительный, со здоровенной лысиной. Вот его фотография. 

Енох Наки Джонсон

Однако Теренс Уинтер совершенно не хотел, чтобы главный герой нового сериала хоть как-то напоминал Тони Сопрано, да и Стив Бушеми (который, кстати, тоже играл в “Сопранос”) изначально планировался на эту роль, поэтому создатели сериала слегка изменили фамилию персонажа.  

Надо сказать, что я в “Подпольную империю” врубился не сразу – при всей любви к сериалам HBO в общем и режиссеру Мартину Скорсезе в частности. 

Пилот как-то не впечатлил – показалось, что мало динамики, смотрится нудновато, слишком много действующих лиц – в общем, поначалу разочаровался. Однако примерно с третьего эпизода уже полностью проникся – этот сериал цепляет вовсе не стремительностью развития событий, не в этом его суть. 

Главное, что тут есть, – это совершенно потрясающее воссоздание эпохи. Видно, что тут и деньги вложены огромные, и все подразделения съемочной группы работают на высочайшем уровне. Архитектура, костюмы, декорации, антураж – просто полнейшее погружение в те времена, я мало где такое видел. 

Большое количество действующих лиц, которое сначала несколько обескураживает,  тоже не является проблемой: со временем довольно быстро к ним привыкаешь и начинаешь понимать все хитросплетение отношений.

Речь тут все-таки идет о гангстерской саге, так что тут не обойтись пятью действующими персонажами.

Тем более что центральными персонажами фактически являются только четверо: сам Наки, ирландка Маргарет Шредер, вокруг которой многое что крутится, несмотря на первоначальную незначительность самой Маргарет, Джонни Дормонд и федеральный агент Нельсон Ван Альден (Майкл Шеннон). 

Второе основное достоинство сериала – подбор актеров, чем в HBO всегда славились. 

Скажу честно, поначалу выбор Стива Бушеми на роль известного гангстера слегка удивил. Я даже подумал, что тут налицо явный мискастинг, как выбор Эдриена Броуди на роль тафгая в “Хищниках” или выбор Дастина Хоффмана на роль Голландца Шульца в “Билли Батгейт”.

Да и какой из Стива Бушеми матерый гангстер, держащий под собой целый город, думал я. Он может потянуть слегка карикатурного бандита средней руки – собственно, поэтому его в свое время Квентин Тарантино и взял в “Бешеные псы” на роль мистера Розового. 

В пилотной версии я Бушеми еще не “распробовал”, поэтому поначалу и посчитал, что они зря его взяли на роль Наки Томпсона. 

Однако где-то со второго-третьего эпизода я уже врубился в то, какого персонажа изображает Бушеми и как он его изображает, после чего полностью признал правоту создателей сериала – Наки Томпсон получился просто замечательный!

Читайте также:  2 юриста, 8 мнений и одна legal english

Бушеми, безусловно, отличный актер, причем, несмотря на свою весьма специфическую внешность, актер очень разносторонний. И Томпсон у него получился значительно более интересный, чем типовые киношные гангстеры. 

Стив очень здорово умеет играть на полутонах: взглядом, малозаметными жестами. И если поначалу кажется, что Наки – довольно мягкий в общении человек, и при этом совершенно непонятно, с чего он вдруг такая крутотень, – то потом вдруг замечаешь взгляд, которым Томпсон буквально припечатывает человека, вызвавшего его недовольство, и быстро понимаешь, что мужик-то – очень и очень непрост! 

Бушеми отлично продемонстрировал стальной характер этого авторитета: он редко повышает голос, иногда кажется прямо-таки слабовольным (особенно в общении со своей красоткой-глупышкой), но расслабиться Наки не дает никому и в нужный момент может быть непреклонным и жестоким.

Кроме того, основа империи Томпсона – влияние на людей с помощью заведения нужных знакомств, обхаживания политиков, которые ему полезны, ну и различных видов подкупа. Поэтому Наки – не типичный бандюган, который умеет только угрожать. Он – искусный политик и стратег. Он должен нравиться людям – в соответствии с этим Наки себя и ведет.

И только когда другие средства уже не работают, в лице Томпсона проявляется звериная жестокость. 

Мне также очень понравился Майкл Питт, сыгравший Джимми Дармоди. Он создал очень непростой и многогранный характер. Дармоди первоначально – вовсе не бандюк. Наоборот, он герой войны и личность, в общем, довольно симпатичная: волевой, яркий, в чем-то обаятельный.

А “торпедой” его сделал дядя Наки, знавший мальчика с детства и заботившийся о его семье. Именно Наки объяснил Джимми, что если тот хочет выбраться из нищеты, то единственный путь – работать на него, Томпсона.

А работать на Томпсона – значит, использовать любые методы, даже такие, которые не одобряет закон. 

Келли Макдональд сыграла здесь ирландку Маргарет Шредер, с которой был связан Наки Томпсон.

Персонаж чем-то похож на ее Джину из “Девушки из кафе”: вроде бы тихая и застенчивая дама с непростой судьбой, обладающая, однако, несгибаемым характером и четкими принципами.

Келли очень здорово показала, как девушка из самых низов попадает в высший свет, благодаря Томпсону, и как она борется с собой, когда начинает хорошо понимать, с кем она связалась. 

Майкл Шеннон, сыгравший федерального агента  Нельсона Ван Альдена, –  просто шедеврален! Изумительный персонаж: служака и религиозный фанатик, причем религиозность не мешает ему совершать совершенно омерзительные преступления – он в этот момент просто считает себя божьим ангелом мщения:  религиозным фанатикам это свойственно. 

Нельсон у Шеннона получился крайне интересным. С одной стороны, ему вроде как сочувствуешь: мужик, не щадя себя, бьется с людьми, которые намного сильнее него. Начальство Шеннона – против него и ставит агента в жуткие условия. Некоторые его сослуживцы куплены Наки Томпсоном. А Нельсон все сражается и сражается, как будто на карту поставлена его жизнь.

С другой стороны, этот федеральный агент вызывает явную неприязнь: религиозный фанатизм разрушил его семью, да и всяким соблазнам Нельсон подвержен не меньше, чем те, кого он с таким гневом осуждает, просто Нельсон, надравшись и потрахавшись с проституткой, кается перед господом. 

Теперь о менее заметных актерах. 

Первоначально несколько удивил выбор Стивена Грэма – Томми из “Большого куша” – на роль Аль Капоне. Однако он оказался вполне на месте, а кроме того, речь все-таки идет о молодых годах Лица со шрамом – когда он только начинал свою бандитскую карьеру в Чикаго подручным Джонни Торрио. 

Самого Джонни Торрио сыграл сериальный актер Грег Антоньяччи, который, кстати, также сыграл в “Сопранос” Бутча ДеКончини. Антоньяччи понравился, но он все-таки создал образ, который так же далек от реального Джонни Торрио, как образ Стива Бушеми от реального Наки Джонсона. 

В жизни, по свидетельству современников, Джонни Торрио внешне не особенно был похож на авторитетного бандита – вот его фотография. 

Джонни Торрио

Он был образцовым семьянином и прожил со своей женой всю жизнь – это при том, что ему принадлежала большая часть борделей Чикаго. Кроме того, Джонни Торрио был создателем знаменитого Синдиката, который потом журналисты прозвали Мафией. 

Лаки Лучано и Мейер Лански – в будущем фактически главы Синдиката – в сериале показаны очень вскользь. Лучано находится в тени Ротштейна, а Лански вообще появляется буквально два раза.

Впрочем, в те годы они действительно только начинали свою бандитскую карьеру, принимая участие в подпольных  поставках  алкоголя.

Кстати, Лучано в исполнении Винсента Пьяццы выглядел очень эффектно – эдакий типичный взрывной итальянец. 

Арнольда Ротштейна очень здорово сыграл Майкл Стулбарг – он при этом настолько хорошо изучил жизнь своего персонажа, что к нему постоянно обращались за консультациями сценаристы. 

Ну и еще два заметных персонажа – брат Наки Элиас Томпсон, сыгранный Ши Уигхэмом, и гангстер Чалки Уайт, которого изобразил Майкл Кеннет Уильямс. 

Элиас – амбициозный шериф Атлантик-Сити, который все время находится в тени своего брата, но без Наки Элиас был бы мало на что способен. Уигхэм отлично показал и амбиции Элиаса, и его слабость. 

Ну а Чалки Уайт – просто колоритный темнокожий гангстер, который ходит в шикарном костюме, но является одним из самых жестоких заправил подпольного бизнеса по торговле алкоголем.    

В общем, на мой взгляд, сериал получился очень и очень достойный. Великолепное воссоздание эпохи, ярчайшие персонажи, отличный уровень постановки – как втянулся, оторваться уже было практически невозможно. Если вас, как и меня, разочарует начало – постарайтесь все-таки посмотреть дальше.

Потому что это слишком мощный и глубокий сериал, чтобы в него вот прям так сразу погрузиться. Но как только прочувствуете – поймете, что это один из лучших сериалов за все последнее время. Мало кто из кинокомпаний может сделать настолько классное эпическое кино.

В HBO это умеют – что отличный “Рим” (кстати, надо будет о нем написать), что теперь “Подпольная империя”, у которого пока сделали только первый сезон и теперь все ждут второго. 

Первый сезон уже был отмечен высокими наградами – 10 призов и 9 номинаций, из которых аж два “Золотых глобуса” – как лучший драматический сериал и лучший актер сериала (Стив Бушеми, разумеется). Келли Макдональд была номинирована как лучшая актриса роли второго плана в сериале. 

***

Лучшие сериалы современности: “Подпольная империя”

В США, как известно, к своей истории относятся уважительно. Однако лишь в последнее время эта тема ощутимо переселяется на американские телеэкраны.

И, как показывает сериал , страничка этой истории совсем не обязательно должна быть героической. И пусть никого не смущает, что только пару недель назад завершился лишь первый сезон этого сериала.

Поверьте, он стоит внимания. 

История США 20-го века очень тесно связана с преступниками и мафией. С современными гангстерскими сюжетами более или менее понятно, да и криминальных драм со вкусом сделано было немало.

Очевидно, также подумал и сценарист легендарного “Клана Сопрано“, сериала о мафиозной семье, выходящего на канале HBO целых 8 лет.

Так появилась , сериал, чьим покровителем стал сам Мартин Скорсезе, а в главных ролях предстало множество  очень “киношных” актеров, таких как Стив Бушеми, Майкл Питт, Майкл Шеннон и др.

Сюжет без спойлеров:

Сценарист Терренс Уинтер решил обратиться к истокам, и написать историю о 1920-х годах, времени, когда в силу вступает “Сухой закон”.

“” – история Еноха “Наки” Томпсона, днем – городского казначея, а ночью – хитрого гангстера со связями среди политиков, стражей порядка и бизнесменов.

“Наки” решает воспользоваться ситуацией, и сколотить состояние на подпольной торговле алкоголем. Но таким умным оказывается далеко не он один… 

Вкусности:

Неоклассика. Что, казалось бы, еще не сказано о старой доброй мафии в американском кино? Но здесь умудряются по-новому взглянуть на вещи – действие, например, происходит не в каком-нибудь Чикаго, а в “непопсовом” Атлантик-сити, а главный герой – не размахивающий Томпсоном амбал, а довольно “человеческий”, двойственный персонаж. 

Размах.  Достоверности декораций, художественности и размаху постановки позавидовали бы многие полнометражные фильмы. Собственно, “” и сама выглядит таковым, только “порубленным” на серии. 

Мартин Скорсезе. Гений американского кино продюсером и идейным вдохновителем сериала, что напрямую отразилось на особенном стиле “”. 

Без цензуры. Никакой преукрашенной “водевильщины”. Хотя герои и события не лишены здесь классических “фишек”, они очень современно граничат с весьма откровенными постельными сценами, документальными фактами и отсутствием излишних “прилизанностей”. 

Интересные факты: 

Мартин Скорсезе выступил не только продюсером сериала, но также и режиссером первой серии с одноименным названием.

● Атлантик-Сити двадцатых годов был в точности воссоздан для этого сериала в Бруклине (Нью-Йорк). Исполнительный продюсер и режиссер пилотной серии Мартин Скорсезе был настолько требователен в плане точности, что настаивал, чтобы, например, доски для настила были точно такого же размера, как они были в Атлантик-Сити в то время.

● Прототипом главного героя Еноха “Наки” Томпсона стал реально существовавший “Наки” Джонсон. Он был высоким и грузным мужчиной, с лысиной и представительной внешностью. Отчасти персонаж Стива Бушеми, очень отличающийся от реального прототипа внешне, был создан сценаристом Терренсом Уинтером, чтобы “избежать повтора” и отличаться от Тони Сопрано.

● Уже после первого сезона попала в номинацию “Лучший сериал” премии “Золотой глобус”, а также получила множество главных сериальных номинаций за актерские работы, режиссуру и сценарий. 

Цифры: 

● Стоимость полной пилотной серии (80 минут) стоила 20 млн. $, что является рекордом среди телесериалов, а весь первый сезон обошелся в 75 млн

● На данный момент вышел 1 сезон сериала, насчитывающий 12 серий. Хронометраж – 50-60 минут. 

● Первую серию “Подпольной империи” посмотрело 7 млн. американцев. 

● Съемки проходили рекордные 200 дней, в них принимали участие 225 актеров и около 1000 человек массовки. 

С кем смотреть?

Несмотря на то, что “” – серьезный художественный сериал, его можно просматривать с кем-то, кто не увлекается болтовней во время просмотра. Ведь исторический антураж здесь прекрасно совмещен с четким и ярким сюжетом.

Но также это прекрасное зрелище для единоличного просмотра, где так и хочется улавливать детали вроде появляющегося молодого Аль Капоне, фирменные приемы Скорсезе, и созерцать неожиданные для телепроекта масштабы.

 

Ссылка на основную публикацию