«подмога» уже в пути: материалы для подготовки к американским экзаменам

Читать

Посвящается Тоннельным крысам.

Вы, парни, делали такое, чего я заставить себя не смог.

Когда они в седьмой раз с головой опустили американского парнишку в выгребную яму, заполненную жидкими экскрементами, он перестал бороться и умер, зловонная жижа залила уши, нос, рот, горло, попала в легкие.

Покончив с этим, мужчины отложили жерди, сели на травку, посмеялись, покурили. Потом прикончили второго сотрудника благотворительной организации и шестерых сирот, взяли внедорожник, принадлежащий этой самой благотворительной организации, и уехали в сторону перевала.

Случилось это 15 мая 1995 года.

Мужчина, который бежал один, чуть наклонился вперед, борясь с болью. Борьба эта была и пыткой, и терапией. Вот почему он этим занимался.

Обратите внимание

Те, кто знает, часто говорят, что из всех спортивных дисциплин триатлон – самая жестокая и беспощадная. Десятиборье, конечно, освоить сложнее, некоторые виды требуют приложения куда большей силы, но, когда речь заходит о необходимости выдерживать длительные нагрузки, терпеть и побеждать боль, практически ни один вид спорта не может сравниться с триатлоном.

Как и в любой другой тренировочный день, триатлонист поднялся задолго до того момента, как солнце взошло над Нью-Джерси. На пикапе доехал до озера, по пути оставив гоночный велосипед, для безопасности цепью привязал его к дереву. Без двух минут пять закрепил хронометр на запястье, стянул вниз рукав неопренового костюма и вошел в ледяную воду.

Как и на Олимпиадах, где используется метрическая система, сначала он проплыл 1500 метров, почти что милю, затем вышел из воды и быстро снял костюм, оставшись в майке и трусах, оседлал гоночный велосипед. Промчался сорок километров, низко склонившись над рулем, с максимально возможной скоростью.

Он давно уже промерил дистанцию на воде, так что знал, к какому дереву привязывать велосипед, чтобы выйти на берег рядом с ним. Точно так же он отмерил и сорок километров по сельским дорогам, в этот час всегда пустынным, и знал, где надо оставить велосипед и переходить на бег. От финишной черты его отделяли десять километров.

В двух километрах от финиша, за воротами фермы, начинался подъем. Вот уж где приходилось выкладываться на все сто.

Боль главным образом вызывалась тем, что задействовались разные мышцы. Мощные плечи, грудь и руки пловца не требовались велосипедисту и бегуну. Они становились лишней ношей, которую приходилось тащить на себе.

Вот и велосипедисту максимальную скорость обеспечивают не те мышцы, которые задействует бегун, оставляющий за спиной милю за милей. Натренированность в одном из видов триатлона совершенно не помогает, когда дело доходит до второго или третьего. Триатлонисту необходимо развивать все три группы мышц, чтобы на финише показывать достойный результат.

Такое нелегко и в двадцать пять лет. А в пятьдесят один подобное издевательство над собой тянет на злостное нарушение Женевской конвенции о правах человека. Бегуну пятьдесят один год исполнился в январе. Он бросил взгляд на запястье и нахмурился. Хорошего мало, отставание от собственного рекорда – несколько минут. Он поднажал, борясь с главным врагом.

Важно

Олимпийские чемпионы по триатлону укладывались в два часа. Нью-джерсийский бегун – в два с половиной. Это время истекало, а ему оставалось бежать почти два километра.

После поворота шоссе 30 впереди показались первые дома родного города. Старинный городок Пеннингтон расположен на шоссе 30, рядом с автострадой 95, которая из Нью-Йорка тянется в Делавэр, Пенсильванию и Вашингтон. В пределах города шоссе зовется Главной улицей.

Пеннингтон ничем не выделяется из миллиона чистеньких, аккуратных, ухоженных маленьких городов этой части Соединенных Штатов.

В центре лишь один большой перекресток: пересечение Западной Делавэрской авеню и Главной улицы, несколько не жалующихся на недостаток прихожан церквей, принадлежащих к различным ветвям христианства, Первый национальный банк и пять-шесть магазинов. Жилые дома расположены достаточно далеко от улицы, к ним ведут обсаженные деревьями боковые дороги.

Бегун направлялся к перекрестку, от которого его отделяли еще пятьсот метров. Он прибежал слишком рано, чтобы выпить кофе в кафе «Чашка Джо» и позавтракать в «Пицце Вито», но, если бы эти заведения и работали, не остановился бы.

Миновав перекресток, он пробежал мимо выкрашенного белой краской дома времен Гражданской войны с табличкой у двери «Мистер Келвин Декстер, адвокат».

Это был его офис, его табличка и его частная практика, которой он занимался, когда находился в городе, а не уезжал по делам. Клиенты и соседи полагали, что он страстный рыбак, вот и ездит половить рыбку.

Конечно же, они ничего не знали о квартире, которую он снимал в Нью-Йорке под другим именем.

Совет

Он заставил гудящие ноги пробежать последние пятьсот ярдов до поворота на Чесапик-драйв в южной части города. Там он жил, и угол являлся финишной чертой. Он сбросил скорость, остановился, поникнув головой, привалившись к дереву, засасывая воздух в тяжело раздувающиеся легкие. Два часа тридцать шесть минут. Далеко не лучший его результат.

В радиусе, возможно, ста миль не было человека, который в пятьдесят один год мог бы к нему приблизиться, но триатлоном он занимался не ради рекордов.

А для того – и никогда бы не решился признаться в этом соседям, которые улыбались и приветствовали его, когда он пробегал мимо, – чтобы этой болью перебить другую боль, постоянную, никогда не покидающую его, боль потери ребенка, потери любви, потери всего.

Бегун свернул на свою улицу, прошагал последние двести ярдов. Впереди увидел юношу, развозящего газеты, который бросил тяжелую стопку ему на крыльцо. Юноша помахал ему рукой, проезжая мимо. Кел Декстер ответил тем же.

Потом он оседлает мотороллер и поедет за внедорожником. Загрузив мотороллер в багажник, вернется назад, по пути захватив гоночный велосипед. Но сначала следовало принять душ, съесть пару-тройку высококалорийных батончиков, отжать сок из нескольких апельсинов и выпить его.

На крыльце он поднял пачку газет, разорвал общую обертку, просмотрел. Как он и ожидал, нашел местную газету, одну вашингтонскую, толстую «Санди таймс» из Нью-Йорка и запечатанный в конверте журнал.

Келвин Декстер, поджарый, со светло-русыми волосами, дружелюбный, улыбающийся адвокат из Пеннингтона, штат Нью-Джерси, не родился таким, хотя и был уроженцем этого штата. Сын строительного рабочего и официантки местного ресторанчика, он появился на свет в трущобах Ньюарка, богатых крысами и тараканами, в январе 1950 года.

Родителям Келвина, в полном соответствии с нравственными нормами тех лет, не оставалось ничего другого, как пожениться после того, как встреча на местной танцплощадке и пара-тройка выпитых вместе коктейлей привели к его зачатию. Поначалу он ничего этого не знал.

Маленькие дети никогда не знают, как и благодаря чему они приходят в этот мир.

Со временем они, конечно, все выясняют, иной раз страдая от этого.

Его отец был неплохим человеком. После Перл-Харбора он сразу пошел на призывной пункт, записываться добровольцем, но его оставили дома как высококвалифицированного строителя: в Нью-Джерси строились десятки и сотни фабричных корпусов, портовых складов, административных зданий.

Характер у отца был тяжелым, он, не задумываясь, пускал в ход кулаки, которые в рабочей среде обычно считались самым веским аргументом. Но при этом не злоупотреблял алкоголем, в день получки конверт с деньгами приносил домой невскрытым, старался воспитывать своего малыша в любви к стране, конституции и Джо Димаджио[1].

Обратите внимание

Но по прошествии десяти с небольшим лет, после корейской войны, с рабочими местами стало куда как напряженнее. Продолжалось только промышленное строительство, а профсоюзы полностью контролировала мафия. Келвину было пять лет, когда ушла его мать.

В силу своего юного возраста он не мог понять, почему. Ничего не знал о том, что родители давно уже жили без любви, а крики и ссоры принимал как нечто само собой разумеющееся. Ничего он не знал и о заезжем коммивояжере, который пообещал лучшую жизнь и красивые платья.

Ему просто сказали, что она «уехала».

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=9008&p=17

Тире между подлежащим и сказуемым (упражнения и тест)

Упражнение 1.

Запишите предложения, подчеркните грамматические основы. Укажите, чем выражены главные члены. Поставьте, где нужно тире.

Грачи это наши первые весенние гости. Лёгким запахом веет полынь. Сорока птица плутоватая. У кукушонка грудка пёстренькая. Полный месяц встал над лугами. Репей для осла самая вкусная еда. Аистята прожорливые птенцы. У осла голос противный, громкий.

Упражнение 2.

Составьте предложения, используя слова, данные в скобках, измените, если нужно, их форму. Поставьте знаки препинания.

Клюква (последний, ягода, сентябрь). Сентябрь (время, боровики, грузди рыжики). Осень (время, подготовка и переход, растения, к, зимний, покой). Последняя гроза (это как бы, прощальный привет, уходящий, лето).

Жёлуди (плод, дуб). Первоосенье (дивный, пора, увяданье, природа). Туман, дождь, заморозки, грозы (обычные, явления, природа).
Дубравы (красивые, дубовые, рощи). Дуб (долговечный, дерево).

Рябина (одно из наиболее, любимые, деревья).

Упражнение 3.

Прочитайте данные предложения и сделайте вывод о причинах постановки тире между подлежащим и сказуемым. На что нужно при этом обращать внимание?

Мое единое отечество – моя пустынная душа (К. Бальмонт). Цель символизма – рядом сопоставленных образов как бы загипнотизировать читателя, вызвать в нем известное настроение (В. Брюсов). Быть с людьми – какое бремя! (Ф. Сологуб).

Пессимизм и полное безучастие к действительности, страстный порыв куда – то вверх, в небо, и сознание своего бессилия – вот основные  ноты и темы нашей новой поэзии (М. Горький).

Самая дурная сторона декадентов – это совершенная разрозненность с действительной жизнью, искажение правды жизни по произволу (И. Бунин).

Упражнение 4.

Запишите данные предложения и сделайте вывод о том, в каких случаях между подлежащим и сказуемым тире не ставится.

Символизм есть сочетание в художественном изображении мира явлений с миром божества (А. Волынский). Деянья всех людей как тень в безумном сне (В. Брюсов). Песня с бурей вечно сестры (В. Брюсов). Валерий Брюсов, несомненно, символист. Я вольный ветер (К. Бальмонт). Я – изысканность русской медлительной речи (К. Бальмонт). Константин Бальмонт тоже символист. Демьян Бедный не символист.

Упражнение 5.

Подчеркните подлежащее и сказуемое; Поставьте, где нужно, тире. Объясните свой выбор.

О б р а з е ц: Ученье — свет, а неученье — тьма. [сущ. — сущ.], а [сущ. – сущ.].

1. Плохой товарищ не подмога. 2. Сердце не камень. З. Назначение искусства помогать людям полюбить жизнь. 4. И неподкупный голос мой был эхо русского народа. 5. Точность и краткость вот первые достоинства прозы. 6. Друга любить себя не щадить. 7. Земля как будто глобус. 8. Счастье умов благородных видеть довольство вокруг.

Упражнение 6.

Спишите. Поставьте знаки препинания, подчеркните грамматическую основу в каждом предложении.

Читайте также:  Употребление have got в английском языке и его перевод на русский

1. Дома города точно груды грязного снега. 2. Земля под ними чёрная голая. 3. Деревья садов как бугры. 4. Он скептик и материалист. 5. Жизнь прожить не поле перейти. 6. Жить народу служить. 7. Летний дождик одно только удовольствие. 8. Дважды два четыре.

Упражнение 7.

Перестройте предложения так, чтобы между подлежащим и сказуемым можно было бы поставить тире.

В историю русской литературы А.С. Пушкин вошел как крупнейший представитель реализма, как создатель литературного языка. Новый этап творческого пути Пушкина отразился в поэме «Руслан и Людмила». Лирическая поэзия Пушкина была зеркалом его личности и в то же время отражала настроение его поколения.

Возвращение Грибоедова в Москву в 1824 году было переворотом в его судьбе и началом беспрерывных успехов. Как жаль, что Грибоедов не оставил своих записок! Написать его биографию было бы делом друзей. Народность в писателе есть достоинство, которое вполне может быть оценено одними соотечественниками.

Главной целью Пушкина становится воспроизведение в «Евгении Онегине» широкой картины русской жизни, образов русских людей современной ему действительности.

Упражнение 8.

Из ряда слов составьте предложение так, чтобы между подлежащим и сказуемым было тире. Подчеркните грамматическую основу.

1) Не думая, не целясь, говорить, стрелять. 2) Это, родной, изучение, дело, речи, великое. 3) В юности, это, в старости, знание, мудрость. 4) Для меня, в жизни, чувствовать, самая, радость, себя, большая, нужным.

Упражнение 9.

Объясните, используя толковый словарь С.И. Ожегова (или какой-либо другой), что такое интервью, коммюнике, инцидент, вибрировать, варьировать.

Ответы должны представлять собой такие предложения, в которых между подлежащим и сказуемым необходимо поставить тире.

Упражнение 10.

Спишите. Объясните наличие или отсутствие тире в следующих предложениях. Подчеркните подлежащее и сказуемое.

I. 1. Общение с книгой — высшая и незаменимая форма интеллектуального развития человека (Твардовский). 2. Выработать литературный язык — это дело долгое, но я никак не сказал бы, что это неприятное дело (Кольцов). 3. Среднее расстояние от Земли до Луны — триста восемьдесят четыре тысячи четыреста километров. 4.

С молодым посидеть — самому помолодеть. 5. «Иметь разборчивый почерк — первое правило вежливости», — любил повторять историк В. О. Ключевский. 6. Читать — это не только узнавать факты. Читать — значит вырабатывать вкус, постигая прекрасное (Федин). 7.

Уважение к минувшему — вот черта, отличающая образованность от дикости (Пушкин).

II. 1. Море чудесное, синее и нежное (Чехов). 2. Конный пешему не товарищ. 3. Свежа в апреле ранняя заря (Бунин). 4. Друзья прямые что братья родные. 5. Попытка не пытка, а спрос не беда. 6. Без дела жить только небо коптить. 7. Учиться всегда пригодится. 8. «Я сын своего несчастного отечества», — сказал офицер (Паустовский).

Упражнение 11.

Перепишите предложения, ставя, где нужно, тире. Объясните наличие или отсутствие данного знака препинания в каждом случае.

1. Природа есть родина всех талантов, начиная от… солнца и кончая талантами, переходящими в историю культуры (Пришвин). 2. Русский язык один из богатейших языков в мире. 3. Горы как пышные складки на богатой одежде земли (Горький). 4.

Сказка, воплощенная в поэтической форме, мечта человека о прекрасном (Паустовский). 5. Острый язык дарование, длинный язык наказание. 6. Петр Петрович, по крайней мере по моим признакам, человек весьма почтенный (Достоевский). 7.

Важно

Кремль сокровище русского зодчества, творение великих мастеров, живая летопись многовековой истории.

Упражнение 12.

Выделите грамматические основы предложений. Объясните наличие или отсутствие тире в предложениях.

1. Живописный народ индийцы (Гончаров). 2. Офицер этот не чета вам (Федин). 3. Одиночество в творчестве – тяжёлая штука (Чехов). 4. Уссурийский тигр совсем не сказка (Мартынов). 5. Удивительное дело – сон (Тургенев). 6. Конечно, то большое искусство – ждать (Соболев). 7.

Двадцать лет – хорошая вещь (Симонов). 8. Это очень несносно – переезжать (Гончаров). 9. Я честный человек и никогда не говорю комплиментов (Чехов). 10. Это дом Зверкова (Чехов). 11. Без тебя я – звезда без света. Без тебя я – творец без мира (Брюсов). 12.

Пробуждать на борьбу сердца – это лучший удел певца (Кондырев). 13. Дело писателя – противостоять страданию всеми силами, всем талантом. Дело художника – рождать радость (Паустовский). 14. Пейзаж не привеска к прозе и не украшение (Паустовский). 15.

Знать природу своего края, его историю, быт – это значит укоренять в себе любовь к Родине (Никитин). 16. Поэзия не профессия, поэзия как любовь: если уж есть, так есть она, а нет – и не суесловь (Федоров). 17. Я – пастух, мои палаты – межи зыбистых полей (Есенин). 18.

Грустная песня, ты – русская боль (Есенин). 19. Я последний поэт деревни (Есенин). 20. Погода несносная, дорога скверная, ямщик упрямый (Пушкин).

Тест по теме «Тире между подлежащим и сказуемым»

1. В каком предложении не ставится тире?

1) Грузинские деревни__это сплошные сады.2) Прилет журавлей__есть признак весны.3) Агата Кристи__самый популярный автор детективного жанра.

4) Приезд в Москву этого эстрадного артиста__важное событие в культурной жизни столицы.

2. В каком предложении не ставится тире?

1) Расточать восторги__признак ограниченности понимания и вкуса.2) Наш долг__совершенствовать знания.3) Эти равнины__словно море бескрайнее.

4) Безумство храбрых__вот мудрость жизни.

3. В каком предложении ставится тире?

Совет

1) Твои радость и горе__это радость и горе для меня. 2) Этот яркий свет__словно ливень золотой.3) Наш край__богат и прекрасен.

4) Снег__словно шелк.

4. В каком предложении ставится тире?

1) Одна беда еще__не беда.2) Принятый сотрудник, кажется,__хороший специалист.3) Сегодня небо__как море.

4) Превосходная должность__быть на земле человеком.

5. В каком предложении тире стоит между подлежащим и сказуемым?

1) Из животных в тундре обитают северный олень и песец, а у моря — белый медведь.2) Иметь разборчивый почерк — первое правило вежливости.3) Элен красива внешне, а княжна Марья — внутренне.

4) Сыр выпал — с ним была плутовка такова.

6. В каком предложении тире стоит между подлежащим и сказуемым?

1) Лето припасает — зима поедает.2) Легкие судороги — признак глубокого чувства — пробежали по его широким губам.3) Листья мы находили в карманах своих дождевых плащей, в кепках, в волосах — везде.

4) Жизнь — подарок, которого мы не просили.

                                                                         Ответы:

Источник: http://videotutor-rusyaz.ru/uchenikam/testy-i-upragneniya/201-skazuemoeiosnovnyetipyupr

Читать онлайн Кланы Альфа-луны страница 1. Большая и бесплатная библиотека

———————————————

Дик Филип Кинред

Кланы Альфа-луны

Филип К.ДИК

КЛАНЫ АЛЬФА-ЛУНЫ

1

Артур Питт попал в толпу сразу же, как только покинул офис “Единства” и стал переходить улицу. Остановившись на углу возле своего автомобиля, он прикурил сигарету.

Затем открыл дверцу машины, взял кейс-атташе и стал внимательно изучать толпу. Их было человек пятьдесят-шестьдесят – все это были местные жители: рабочие, механики, водители, фермеры, домохозяйки, бакалейщики.

Самые обыкновенные представители среднего класса.

Питт скользнул на сидение и, взяв микрофон, встроенный в панель автомобиля, вызвал старшего по званию – начальника южно-американского региона. Люди уже заполнили улицу и направлялись прямо к нему.

Вне всякого сомнения, они опознали его по одежде, соответствовавшей Т-классу – белой рубашке с галстуком, серому костюму, фетровой шляпе. Атташе-кейс. Сияющие черные туфли. Наконечник лучевого карандаша, торчащий из нагрудного кармана.

Он вытащил золотистую трубку и держал ее наготове.

– Критическое положение, – произнес он.

– Таубман слушает, – донеслось из микрофона. – Где вы находитесь? Официальный голос доносился откуда-то сверху.

– Все еще в Кедровой Роще, в Алабаме. Вокруг меня собирается толпа. Предполагаю, она блокировала дорогу. Похоже, что весь город собрался здесь.

– Какие-то Исцелители?

На краю тротуара молча стоял старик с крупной головой и короткой стрижкой. Он был одет в широкую, свободного покроя, одежду, сандалии и подпоясан узловатой веревкой.

– Он один, – ответил Питт.

– Попробуйте снять для “Вулкана-3”.

– Попытаюсь.

Толпа уже окружила автомобиль. Питт слышал, как их руки ощупывали автомобиль, осторожно его исследовали.

Он откинулся назад и закрыли дверцы на двойной замок. Стекла были подняты, верх туго натянут. Он включил мотор, который привел в действие систему защиты, встроенную в автомобиль.

Обратите внимание

Послышался тихий шум работающей системы, ее питающие элементы искали слабые звенья в защитной броне. На обочине тротуара старик в коричневом по-прежнему не двигался.

Поблизости от него стояло несколько человек в обычной одежде.

Питт вытащил сканер и поднял его. В это же мгновение в дверцу чуть пониже стекла ударился камень. Автомобиль содрогнулся, сканер задвигался у него в руках. Второй камень попал прямо в стекло и сеть трещин расползлась по нему. Питт опустил сканер.

– Я нуждаюсь в помощи. Они настроены решительно.

– Подмога уже в пути. Попытайтесь сделать снимки получше. Мы не можем ничего разобрать.

– Конечно вы не можете, – зло бросил Питт. – Они заметили эту штуковину у меня в руке и умышленно начали обстрел.

Одно из задних стекол треснуло. Несколько рук слепо потянулись внутрь.

– Я собираюсь убираться отсюда, Таубман.

Питт мрачно оскалился, заметив краем глаза, как защитная система пытается починить разбитое окно – пытается и не может. Как только вспенивался новый кусок пластика, руки снаружи хватали и отламывали его.

– Не поддавайтесь панике, – обратился к нему стальной голос из панели.

– Чтобы сохранить старые мозги? – Питт отпустил тормоза.

Автомобиль проехал несколько ярдов и встал, как вкопанный. Мотор заглох, а с ним перестала работать и защитная система; гул затих. Острый приступ паники пронзил Питта.

Он оставил попытку найти сканер и трясущимися руками вытащил иглопистолет. Четыре или пять человек стояли перед кабиной, закрывая ему обзор, несколько забрались на машину.

Внезапно раздался рев – они начали сверлить крышу тепловым буром.

– Когда они доберутся сюда? – быстро пробормотал Питт. – Я застрял. Они используют какую-то интерференционную плазму – она все разрушает.

Источник: https://dom-knig.com/read_67589-1

Опасные пассажиры поезда 123 :: Читать книги онлайн

1

Оглавление

Стивер стоял на платформе южного направления станции «59-я улица» линии «Лексингтон-авеню». Он мерно двигал тяжелыми челюстями, катая во рту шарик жевательной резинки – словно охотничий пес, приученный держать сбитую дичь крепко, но так, чтобы не повредить ее.

Стивер казался одновременно расслабленным и собранным, совершенно хладнокровным и абсолютно уверенным в себе.

Он был одет в застегнутый до подбородка темно-синий плащ, на голове – темно-серая шляпа, сдвинутая вперед, но не как попало, а очень аккуратно, так что поля бросали на глаза треугольную тень.

Важно

Выбивавшиеся из-под шляпы седые волосы, неожиданные для человека, на вид едва разменявшего четвертый десяток, резко контрастировали с загорелым лицом.

Читайте также:  О новом настоящем детективе и полицейском сленге

Коробка для цветов, которую он держал под мышкой, поражала своими размерами: вероятно, внутри скрывался поистине огромный букет, предназначенный либо для празднования эпохального юбилея, либо для того, чтобы вымолить прощение за какой-то страшный грех.

Впрочем, эти предположения совершенно не вязались с хладнокровием владельца коробки, небрежно державшего ее под углом 45 градусов к закопченному потолку станции. Но если бы кто-то на платформе вздумал вдруг улыбнуться такому несоответствию, ему пришлось бы немедленно подавить улыбку.

Стивер был не из тех, над кем можно безнаказанно посмеиваться, пусть даже и совершенно невинно.

Он не пошевелился и даже не изменил выражения лица, когда до перрона донеслась дрожь рельсов, постепенно превратившаяся в железный грохот. На станцию вполз четырехглазый (янтарный и белый габариты, две белые фары) поезд «Пэлем Сто двадцать три». Заныли тормоза, поезд остановился, лязгнули открывающиеся двери.

Стивер стоял так, что центральная дверь пятого вагона открылась точно напротив него. Он вошел в вагон, повернул налево и направился к отдельному двухместному сиденью сразу за кабинкой кондуктора. Оно было свободно.

Стивер сел, поставил цветочную коробку между ног и бросил безразличный взгляд на кондуктора, который, чуть ли не по пояс высунувшись из окна, озирал платформу.

Стивер крепче обхватил руками цветочную коробку. У него были широкие кисти с короткими, толстыми пальцами. Двери закрылись, поезд дернулся, и пассажиров качнуло сначала назад, затем вперед. Стивер не шелохнулся.

Райдер

Райдер секунду помешкал, прежде чем бросить жетон в щель турникета, – промедление, вряд ли заметное со стороны, но отмеченное собственным сознанием. Спускаясь на платформу, он пытался проанализировать, что произошло. Нервы? Ерунда. Просто дань суеверию, маленький священный ритуал накануне битвы, не более того. Все решено.

Неся в левой руке коричневый саквояж, а в правой – тяжеленный кофр, он спустился на станцию «28-я улица», прошел в южный конец платформы и встал у знака, указывающего место остановки первого вагона: черная цифра «10» на белом фоне.

Как обычно, здесь топтались несколько «носовых маньяков», как он всегда называл их про себя, включая того неизбежного простофилю, который ждал поезда далеко за знаком и которому придется бежать назад, когда подойдет состав.

«Носовые», как он давно определил для себя, демонстрировали главнейшую особенность человеческих существ: инстинктивную потребность всегда быть первым, бежать впереди толпы.

Совет

Он слегка прислонился к стене и поставил саквояж и кофр на пол, по обе стороны от себя, так, чтобы они чуть касались его ботинок. Любое, даже легчайшее прикосновение к стене оставляло на темно-синем плаще следы сажи, пыли и даже, возможно, свежих граффити, нанесенных ярко-красной краской и выражавших все оттенки горечи или разочарования.

Поведя плечами, он решительно надвинул темно-серую шляпу на лоб. Серые, спокойные, глубоко сидящие в костлявых глазницах глаза Райдера предполагали более аскетический тип лица, чем его округлые щеки и пухлые губы. Он глубоко засунул руки в карманы плаща.

Ноготь зацепился за нитку подкладки – аккуратно придерживая ткань свободной рукой, он отцепил палец и вытащил руку.

Гул перерос в грохот, и вдоль противоположного края платформы пронесся экспресс. Отсвет фар скользнул по колоннам станции, словно луч испорченного кинопроектора.

Стоявший у края платформы мужчина проводил поезд свирепым взглядом и обернулся к Райдеру, ища участия, но Райдер посмотрел на него с абсолютным безразличием – типичная маска пассажира нью-йоркского метро; возможно даже, это выражение лица выдается жителям Нью-Йорка при рождении, а приезжим присваивается как знак отличия, когда они становятся «настоящими ньюйоркцами». Не получив поддержки, мужчина отвернулся и зашагал по платформе, что-то бурча себе под нос. Позади него, за четырьмя рельсовыми колеями, виднелась северная платформа, мрачное отражение южной: кафельный прямоугольник надписи «28-я улица», грязные стены, серый пол, равнодушные или раздраженные пассажиры, «кормовые маньяки» (интересно, какими психологическими комплексами объясняется их феномен?)…

Внезапно один из пассажиров решительно направился к краю платформы, заступил за желтую предупредительную линию и наклонился вперед, чтобы заглянуть в туннель. Сразу же еще трое пассажиров склонились над краем платформы, словно молясь темному жерлу туннеля.

Райдер услышал звук приближавшегося поезда и увидел, как молящиеся отступили назад, но лишь на несколько дюймов, неохотно уступая дорогу поезду, словно бросая ему робкий вызов – пусть убьет их, если хватит смелости. Поезд ворвался на станцию, головной вагон остановился точно на одной линии со знаком. Райдер взглянул на часы.

Осталось пропустить еще два поезда. Еще десять минут. Он отвернулся к стене и уставился на ближайший рекламный плакат.

Источник: http://rubook.org/book.php?book=346332&page=28

Как завалить ЕГЭ: 10 вредных советов выпускникам

Как сдать ЕГЭ и не опозориться (не умереть). Такие мысли в конце учебного года посещают многих выпускников. Сдавать за вас ЕГЭ не будем, а рекомендации с удовольствием дадим.

Если для большинства весна, а именно май — сезон пикников, шашлыков и отдыха, то для выпускников 11 классов —напряженная пора. Окончание школы и поступление в ВУЗ — итог среднего образования и начало нового этапа. И их объединяет ЕГЭ.

Этот государственный экзамен, а точнее успешная его сдача  — сверхцель для любого выпускника. Море внимания, сил, денег, нервов, здоровья идет на подготовку и сдачу.

Чтобы немного помочь, развеселить и отвлечь, делимся советами для одиннадцатиклассников, их учителей и родителей по поводу этого важного события.

10 вредных лайфхаков для ЕГЭ 

1. Получи 100 баллов или забудь о хорошем будущем

Сам выпускник, учителя, родители твердили, что с такими способностями, наработками нужен максимальный результат. Нужно максимально использовать возможность поступления. А для этого необходимо только 100 баллов. Не пойдут 99, 98: и перед учителями стыдно, и надежд родителей не оправдал. Так что все по максимуму.

Совет: Да, чем выше результат, тем проще обойти конкурентов, льготников во время вступительной кампании. Но даже 98 и меньше баллов позволяют поступить на выбранную специальность, но не в самый престижный вуз, не в столице. Главное, чтобы выбранное направление было по душе, а специальность востребованной. Иначе легко получить нервные срывы сразу после экзамена или при объявлении результатов.

2. Запомни: «В жизни нет ничего важнее ЕГЭ!»

Выпускной экзамен  — это «важнейший этап в жизни», «результат всей учебы в школе», «шанс на поступление в хороший вуз». Подобные высказывания от классного руководителя, профильных учителей, родителей и родственников только подчеркивают сверхценность ЕГЭ. Да и вообще: есть ли жизнь после проваленного экзамена?

Совет: При низком результате расценивайте год не как потерянное время, а как дополнительный резерв. Для стажировки в компании по специальности мечты, подготовительных курсов, работы для сбора денег на оплату контрактной формы обучения, развития хобби или творчества.

3. Не пытайся понять предмет. Поздно. Чтобы сдать ЕГЭ, надо зубрить!

Если книжка так пишет, значит это истина в последней инстанции. Зубрим параграф, выключаем логику и не отвлекаемся? В учебнике или методичке все правильно, ведь задания для тестов берутся именно оттуда. Так зачем распылять внимание, напрягать голову? Сиди, читай, выписывай без вольнодумства и собственного мнения.

Совет: Старайтесь понять принцип физического действия или химической реакции, алгоритм решения вида уравнения, а не запоминание хода решение конкретного примера. Так появится ощущение комфорта в море знаний по дисциплине, а не беспомощное барахтанье.

4. Высвободи внутренние ресурсы с помощью паники

«Осталось меньше месяца, а ты на 100% не знаешь предмет?! «Вот Оксана с 9 класса к репетитору ходит, а ты только в выпускном классе пошел. Не справишься!» — реплики педагогов и учителей, которые постоянно слышат выпускники.

«Я путаюсь в датах, чем больше читаю, тем больше неразберихи», «мне сегодня приснилось, что я сдала пустой бланк на ЕГЭ», «Я знаю предмет хуже всех» — а вот что сами одиннадцатиклассники чувствуют перед сессией. Еще немного волнения, и тогда концентрация на учебе будет 100%.

Совет: Если заменили, что одиннадцатиклассник начал паниковать, успокойте его. Расскажите о своих выпускных экзаменах, объясните, что все страшно в нашем воображении, а не в реальности. Дайте понять, что ЕГЭ сдается пару часов и нервничать месяцы и недели перед ним не стоит.

5. Эй, взрослые, нагнетайте обстановку!

«С таким отношением вы завалите ЕГЭ/ Ты мало готовишься. Точно провалишь ЕГЭ/ Наберешь меньше проходного балла  — будешь полы мыть или дворником работать. Хочешь?». Такие высказывания сплошь и рядом в окружении одиннадцатиклассников. Взрослые ведь хотят лучшего. Поэтому и акцентируют внимание, напоминают десятки раз и доносят важность. Или не так?

Совет: Нет нагнетанию! Хотите помочь? Поспрашивайте по теме выпускника, найдите репетитора для разбора сложного момента, мотивируйте на успех. Но не позволяйте своему волнению перейти на ребенка.

6. Меньше спи и отдыхай, чтобы выделить больше времени на подготовку

Некоторые одиннадцатиклассники из-за постоянных напоминаний родителей и педагогов в последние недели и дни перед ЕГЭ зацикливаются на подготовке. Неторопливый прием нормальной еды, а не снеков, хороший сон, расслабляющая ванна, прогулка расцениваются как лишняя трата времени.

Совет:  Во время самостоятельной подготовки к экзаменам делайте перерыв на 20 минут каждые 1,5 часа, на завтрак, обед, ужин отводите не менее 15 минут, ложитесь спать не позднее 22:30. Тогда не сгорите при подготовке, не получите моральное и физическое истощение, не упадете в обморок в день экзамена.

7. Верь в удачу и запасись шпаргалками

Зачем повторять темы, перелопачивать справочники и методички, решать задания предыдущих годов, если можно написать шпаргалку/ воспользоваться телефоном с наушниками/ смарт-часами, на которые будут приходить подсказки/ купить готовые ответы.

Пока кто-то будет волноваться и судорожно вспоминать, у вас правильные ответы, даты, цифры будут на экране. Просто, быстро, 100% правильно. Красота?

Совет: На входе стоят металлоискатели, а если застанут за списыванием  — результат ЕГЭ не засчитают, школьника выведут с экзамена.

На экзамен вообще ничего нельзя брать, кроме паспорта и ручки. На некоторые предметы разрешают взять линейку, калькулятор или транспортир. Надейтесь только на свои силы.

8. Надейся на апелляцию

Уверены, что сделали все верно, а результат низкий? Думаете, что учителя, проверяющие сознательно или ошибочно завысили оценки, не оценили вашей гениальности, эрудиции? Тогда подавайте апелляцию в первые 2 рабочих дня после официального объявления результатов.

Совет:  Практика показывает, что если и добавят, то 1–2 балла, а чаще — более внимательно проверят работу и снизят оценку. И проверяют только творческие задания или расширенный ответ, который записывает выпускник от руки. Тесты не пересчитывают в большинстве случаев.Подавайте апелляцию, когда от 1–2 баллов зависит зачисление на бюджет. В остальных случаях она мало поможет.
Читайте также:  Эффективно ли учить английский без учебников?

9. Не читай правила проведения ЕГЭ

По ходу разберусь, незачем забивать голову лишней информацией и тратить время на бюрократические заморочки. Лучше еще раз прочитать учебник, повторить сложные темы в сотый раз.

Совет:  Да, но потом на самом экзамене начинается паника во время краткого инструктажа и осознание всей важности события.

Дома в спокойной обстановке перечитайте правила и порядок проведение оценивания на официальном информационном портале единого государственного экзамена.

10. Договорись с учителем

Вот Людмила Ивановна  — моя мама/крестная, и она точно поможет сдать свой предмет на 100 баллов. Подстрахует, подскажет, решит. Зачем лишний раз волноваться, если есть такая подмога?

Совет:  В реальности такой сердобольной учительнице грозит серьезный штраф, а выпускнику — удаление с экзамена и аннуляция результатов.

ЕГЭ проверяет знания одиннадцатиклассника, вот пусть сам его и сдает. Все по-честному.

Вам слово: Учителя, а как вы подбадриваете/ настраиваете/ поддерживаете/ мотивируете учеников перед государственным экзаменом?

Источник: https://mega-talant.com/blog/kak-zavalit-ege-10-vrednyh-sovetov-vypusknikam

Читать онлайн «Молот Вулкана», авторов Б. Маковцев и В. Дубов

Артур Питт увидел толпу сразу же после того, как покинул офис «Единства» и начал переходить улицу. Остановившись на углу возле своего автомобиля, он закурил.

Затем, крепко держа портфель, открыл дверцу машины и бросил еще один взгляд на толпу.

Горожан было человек пятьдесят-шестьдесят – рабочих, мелких предпринимателей, конторских служащих, механиков, водителей грузовиков, фермеров, домохозяек, торговцев. Самых обыкновенных представителей среднего класса.

Обратите внимание

Питт скользнул на сиденье и, включив микрофон на приборной панели, вызвал свое высшее начальство – директора региона Южная Америка. Люди, заполняя улицу, молча и быстро приближались к его автомобилю.

Вне всякого сомнения, они опознали его, представителя высшей категории, по одежде – белой рубашке с галстуком, серому костюму, фетровой шляпе. Портфель. Сияющие черные туфли. Излучатель, поблескивающий из нагрудного кармана.

Он вытащил золотистую трубку и держал ее наготове.

– Чрезвычайная ситуация, – произнес он.

– Таубман слушает, – раздалось из динамика. – Где вы находитесь? – Отдаленный голос чиновника доносился словно бы откуда-то сверху.

– Все еще в Алабаме, в Сидар-Гроувз. Ко мне приближается толпа. Выехать невозможно. Похоже, тут собрался весь город.

– Кто-то из целителей там есть?

На краю тротуара молча стоял коротко подстриженный старик с крупной головой. На нем был просторный коричневый халат, подпоясанный узловатой веревкой, и сандалии.

– Да, один, – ответил Питт.

– Попробуйте зафиксировать для «Вулкана-три».

– Попытаюсь.

Толпа уже окружила автомобиль. Питт слышал, как множество рук осторожно и изучающе шарят по корпусу.

Он подался назад и закрыл дверцы на двойной замок. Стекла были подняты, крыша в порядке. Он включил защиту, встроенную в автомобиль. Послышался тихий шум работающей системы, ее элементы искали слабые звенья в защитной броне.

Старик в коричневом халате по-прежнему стоял, не двигаясь, на краю тротуара. Поблизости от него остановились еще несколько человек в обычной одежде.

Питт вытащил сканер и поднял его. В то же мгновение в дверцу чуть пониже стекла ударил камень. Автомобиль содрогнулся, сканер подпрыгнул у Питта в руках. Второй камень угодил прямо в стекло, и оно тут же покрылось сетью трещин.

Питт выронил сканер:

– Мне нужна помощь. Они настроены решительно.

– Подмога уже в пути. Попытайтесь сделать изображение получше. Мы не можем ничего разобрать.

– Конечно, не можете, – нервно ответил Питт. – Они заметили эту штуковину у меня в руке и начали швыряться камнями.

Одно из задних стекол треснуло. Несколько рук тут же потянулись к нему.

– Я намерен убираться отсюда, мистер Таубман.

Питт мрачно оскалился, заметив краем глаза, как защитная система пытается заделать пробоину, – пытается и не может. Как только вспенивался новый кусок пластика, руки снаружи хватали и отламывали его.

– Не поддавайтесь панике, – посоветовал ему из динамика голос с оттенком металла.

– Чтобы сохранить мозги?

Важно

Питт тронулся с места. Автомобиль проехал несколько ярдов и встал как вкопанный. Мотор заглох, а с ним перестала работать и защитная система; ее тихий гул прекратился. Питтом овладел острый приступ паники.

Он оставил попытку найти сканер и трясущимися пальцами вытащил излучатель. Четыре или пять человек забрались на капот, закрывая ему обзор, несколько залезли на крышу.

Оттуда внезапно донесся рокот – они начали сверлить крышу термобуром.

– Сколько им потребуется времени? – быстро пробормотал Питт. – Я застрял. Они использовали какую-то разрушающую жидкость и вывели из строя двигатель.

– Полиция прибудет с минуты на минуту, – ответил ему спокойный металлический голос, лишенный страха и такой безразличный к его положению. Голос организатора. Глубокий и солидный, отстраненный от всех этих опасностей.

– Пусть поторапливаются.

Автомобиль сперва качнуло от града камней, обрушившихся на него, затем он зловеще зашатался: в него вцепились с одного бока и пытались перевернуть. Оба задних стекла были выбиты. Мужская рука потянулась к дверной защелке. Питт испепелил ее излучателем.

– Я вывел из строя одного.

– Если бы вы смогли показать нам на сканере хотя бы нескольких…

Протянулись еще несколько рук. В машине стало жарко – термобур почти прошел сквозь обшивку.

– Некогда.

Питт направил луч на портфель и выждал, пока от того ничего не осталось. Затем поспешно уничтожил содержимое карманов, документы и напоследок свой бумажник. Когда пластик вскипел черной массой, Питт на мгновение увидел фото своей жены… затем оно сгорело.

– Они уже в машине, – спокойно произнес он, когда обшивка автомобиля со скрежетом разошлась под напором бура.

– Попытайтесь продержаться, Питт. Патруль вот-вот…

Внезапно динамик умолк. Чьи-то руки схватили Питта и прижали к сиденью. Пиджак затрещал по швам, галстук содрали с шеи. Он вскрикнул. Камень попал ему прямо в лицо, излучатель упал на пол. Разбитой бутылкой ему перерезали глаза и рот. Его крик оборвался. Тела сомкнулись над ним, он соскользнул с сиденья и был погребен под их шевелящейся теплой массой.

На приборной панели продолжал работать скрытый сканер, замаскированный под зажигалку, фиксируя эту сцену. Питт не знал о нем; прибор был вмонтирован в автомобиль, присланный ему боссом.

Затем из массы барахтавшихся людей протянулась чья-то рука, опытными пальцами ощупала приборную панель – и очень осторожно потянула проводок. Замаскированный сканер прекратил работу.

Его время кончилось, как и Питта.

Вдали на шоссе траурно проревели сирены полицейского патруля.

Та же самая опытная рука осторожно отпустила проводок и исчезла в общей массе…

***

Уильям Баррис тщательно изучил фотографию, еще раз сравнив ее со вторым снимком, переданным сканером. На его письменном столе стояла чашка кофе. Напиток уже превратился в холодную жижу, забытую среди бумаг. Здание «Единства» звенело и вибрировало от звуков множества компьютеров, калькуляторов, видеофонов, телетайпов и массы принтеров, на которых работали младшие клерки.

Совет

Чиновники бесконечно сновали по лабиринтам коридоров и бесчисленным ячейкам, в которых занимался делами персонал высшей категории. Три юные секретарши, цокая высокими каблучками, быстро прошли мимо его кабинета. Они возвращались к своим рабочим местам после перерыва на обед.

Обычно он обращал на них внимание, особенно на стройную блондинку в розовом свитере, но не сегодня; он даже не заметил, что они прошли.

– Это необычное лицо, – пробормотал Баррис. – Взгляните на глаза и надбровные дуги.

– Френология, – равнодушно отозвался Таубман.

Его пухлое, хорошо выбритое лицо выражало скуку. В отличие от своего собеседника он проследил за секретаршами. Баррис бросил фото на стол:

– Неудивительно, что у них так много последователей. С такими организаторами, как этот…

Он снова впился взглядом в крошечный фрагмент снимка сканера. Это было единственное, что удавалось разглядеть. Тот же самый мужчина? Баррис не был полностью уверен. Только пятно, форма без очертаний. Наконец он вернул фото Таубману:

– Как его зовут?

– Отец Филдс. – Таубман неспешно открыл досье. – Пятьдесят девять лет. Профессия – электротехник. Высококлассный специалист. Один из лучших во время войны.

Родился в Маконе, штат Джорджия, в тысяча девятьсот семидесятом году. Присоединился к целителям два года назад, в самом начале Движения. Один из основателей, если можно доверять нашим информаторам.

Два месяца провел в психологической коррекционной лаборатории в Атланте…

– Так долго?

Баррис был поражен. У большинства людей на это уходила неделя. В этой лаборатории быстро наступало здравомыслие – у них все было оборудовано по высшему классу, имелась лучшая медицинская техника, даже неизвестная ему, которую он видел лишь мельком. Всякий раз, посещая ее, он начинал чувствовать сильный страх… несмотря на то, что имел полную неприкосновенность.

– Он сбежал, – заявил Таубман. – Исчез. – Подняв голову, он взглянул на Барриса. – Не прошел обработку.

– Два месяца и без обработки?

– Он был болен, – пояснил Таубман. – Ранение, а затем хроническое заболевание крови. Что-то связанное с радиационным облучением, полученным во время войны. Он уклонился от обработки, а затем в один прекрасный день смылся.

Снял со стены кондиционер и переделал его при помощи ложки и зубочистки. Конечно, никто не знает, что он из него соорудил, результаты эксперимента исчезли вместе с ним за оградой.

Все, что нам досталось, так это детали, которые он не использовал.

Таубман вернул фотографию в досье. И произнес, указывая на снимок, сделанный сканером:

– Если это тот же самый человек, значит, мы видим его впервые после побега.

– Вы знали Питта?

– Немного. Приятный, довольно наивный молодой парень. Преданный своей работе. Женат. Попросился о переводе на эту должность, так как нуждался в дополнительной месячной надбавке. Возможно, для того, чтобы его жена могла обставить свою гостиную дубовой мебелью в стиле Новой Англии. – Таубман встал. – Да, похоже, здесь не обошлось без отца Филдса.

– Очень плохо, что полиция опоздала, – посетовал Баррис. – Она всегда приезжает на несколько минут позже.

Обратите внимание

Он изучал Таубмана. Оба они были равны по своему положению, и их отношения основывались на взаимном уважении. Но он никогда не любил Таубмана. Ему казалось, что тот слишком много внимания уделяет собственному статусу. И не интересуется теоретическими вопросами «Единства».

Таубман пожал плечами:

– Когда весь город против вас, это совсем не странно. Они заблокировали дороги, перерезали связь, заглушили каналы видеофонов.

– Если вам удастся поймать отца Филдса, будьте добры, дайте его мне. Я …

Источник: https://knigogid.ru/books/1694-molot-vulkana/toread

Ссылка на основную публикацию