Собака Баскервилей / the hound of the baskervilles Артур Конан Дойл

В основу сюжета «Собаки Баскервилей» легли две мистические истории, рассказанные Конан Дойлу его другом Флетчером Робинсоном, с которым он познакомился в июле 1900 года на борту парохода «Бритт», когда возвращались домой из южной Африки. Оба участвовали в англо-бурской войне; Дойл был врачом полевого госпиталя, Робинсон — военным корреспондентом газеты «Дейли-экспресс».

Они очень быстро подружились, а без малого год спустя, в марте 1901, когда вновь встретились в Норфолке, чтобы поиграть в гольф, дружба превратилась в своего рода творческое сотрудничество.

Все началось с бесед об английском фольклоре.

Коротая вечер за графином бренди, журналист поведал «отцу» Шерлока Холмса легенду, которая впоследствии и легла в основу леденящей кровь рукописи, прочитанной доктором Джеймсом Мортимером Холмсу и Уотсону на Бейкер-стрит незадолго до прибытия в Англию сэра Генри Баскервиля, наследника из Канады. Собака Баскервилей / the hound of the baskervilles Артур Конан Дойл

На фото слева Артур Конан Дойл, справа Бертрам Флетчер Робинсон

Более чем вероятно, что рассказанная Робинсоном легенда — всего лишь очередной перепев древнего местного предания о свирепой волшебной собаке-волкодаве, известной в Норфолке под кличкой Черный Дьявол.

Вторая, не менее жуткая история о злом эсквайре, сэре Ричарде Кейбле, продавшем душу дьяволу и то ли утащенном в преисподнюю, то ли разорваном на куски стаей демонических гончих псов, не издававших, вопреки расхожему поверью, никакого пресловутого «жуткого воя» на болотах, а, напротив, совершенно безмолвных.

После этих рассказов Флетчер Робинсон однажды пригласил друга погостить у его родных в Ипплтоне и, одновременно, собрать материал для новой книги. Судя по всему, «Собака Баскервилей» первоначально задумывалась как совместное творение Конан Дойля и Робинсона.

«Тут, в Норфолке, со мной Флетчер Робинсон, и мы собираемся вместе сделать небольшую книжицу под названием «Собака Баскервилей» — такую, что у читателя волосы дыбом встанут!» — написал Артур Конан Дойл в письме своей матери.

Собака Баскервилей / the hound of the baskervilles Артур Конан Дойл

Любопытная деталь — фамилию для преследуемого знатного рода Дойл позаимствовал у Гарри Баскервиля, который был… кучером Робинсона. В марте-апреле 1901 года Гарри, как выяснилось, развозил своего хозяина и его гостя-писателя по Дартмурским окрестностям.

Много лет спустя, в 1959 году, 88-летний Баскервиль заявил: «Дойль писал книгу не один. Большие куски написаны Флетчером Робинсоном, но его заслуги так и не были признаны».

Договорившись о теме и заглавии повести, Дойл и Робинсон расстались, а в апреле встретились вновь, чтобы предпринять поездку по Дартмуру – месту действия будущей книги. Базой им служил дом Робинсона в Ипплпене, возле Нью-Эббота. Отсюда и совершали они вылазки на болота, проникаясь их мрачным духом и намечая места, где, по замыслу, должны были развиваться те или иные события.

Собака Баскервилей / the hound of the baskervilles Артур Конан Дойл

Тем временем нехитрый поначалу замысел книги начал сам собой разрастаться и усложняться.

Возможно, Конан Дойл только теперь осознал, насколько мощный материал попал к нему в руки, и понял, что для такой оправы необходим бриллиант огромной величины, сильный главный герой, человек, который раскрыл бы тайну.

Вот почему он решил вернуть к жизни Шерлока Холмса, семью годами ранее «канувшего в пучину» Рейхенбахского водопада в Альпах, куда его подло столкнул профессор Мориарти, главный преступник Лондона, и иже с ним.

Впрочем, «вернуть к жизни» – не совсем точное, а вернее, совсем не точное выражение.

Уж больно не хотелось великому писателю и впрямь воскрешать двух персонажей, некогда вознёсших его на вершину славы, но мало-помалу превратившихся из подмоги в обузу.

Внимательный читатель «Собаки Баскервилей» сразу увидит, что действие повести разворачивается до «гибели» Холмса в струях Рейхенбахского водопада.

Собака Баскервилей / the hound of the baskervilles Артур Конан Дойл

Ведя лихорадочную исследовательскую работу и создавая своё оказавшееся бессмертным произведение, 2 апреля 1901 года Конан Дойл снова отправил письмо матери, на сей раз из Принстауна, где расположена каторжная тюрьма, из которой бежал злосчастный Селден, павший жертвой страшного пса: «Мы с Робинсоном лазаем по болотам, собирая материал для нашей книги о Шерлоке Холмсе. Думаю, книжка получится блистательная. По сути дела, почти половину я уже настрочил. Холмс получился во всей красе, а драматизмом идеи книги я всецело обязан Робинсону».

Ещё раньше, в марте, Дойл написал издателю журнала «Стрэнд», Гринхау Смиту, и предложил ему новое произведение, особо подчеркнув, что создаёт его в соавторстве с другом, Флетчером Робинсоном, и «его имя непременно должно соседствовать на обложке с моим.

И стиль, и смак, и вся писанина – полностью мои… но Робинсон дал мне главную идею, приобщил к местному колориту, и я считаю, что его имя должно быть упомянуто… Если Вы согласны вести дело, я хотел бы, как обычно, получить пятьдесят фунтов стерлингов за каждую тысячу слов».

Однако после того как в повесть был введён Шерлок Холмс, гонорар сразу возрос вдвое, причём соавторы должны были получить его в пропорции 3:1.

Но, когда в августе 1901 года в «Стрэнде» началась публикация «Собаки Баскервилей», Робинсона в числе авторов не оказалось вовсе, хотя его имя было упомянуто в сноске на титульном листе. Вот как это выглядело: «Появление этой истории стало возможным благодаря моему другу, мистеру Флетчеру Робинсону, который помог мне придумать сюжет и подсказал реалии. А.К-Д.»

В первом британском книжном издании повести эта надпись была заменена кратким обращением: «Мой дорогой Робинсон, кабы не Ваше изложение легенды Западной Страны, эта история так никогда и не появилась бы. Огромное спасибо за это и за помощь с деталями. Искреннейше Ваш А.Конан-Дойл».

Собака Баскервилей / the hound of the baskervilles Артур Конан Дойл

В предисловии к «Полному собранию романов о Шерлоке Холмсе» (1929) Дойл, казалось, и вовсе забыл о полученной от друга помощи: «Собака Баскервилей» — итог замечания, оброненного этим добрым малым, Флетчером Робинсоном, скоропостижная кончина которого стала утратой для всех нас. Это он рассказал мне о призрачной собаке, обитавшей близ его дома на Дартмурских болотах. С этой байки и началась книга, но сюжет и каждое ее слово — моя и только моя работа».

Успех нового произведения превзошел все ожидания. Но тут же по Лондону начали ходить слухи, что Дойл не сам написал эту повесть. Некоторые злопыхатели обвиняли его даже в убийстве истинного автора книги, чтобы тот не смог предъявить свои права на шедевр.

Дело в том, что в 1907 году, то есть через пять лет после выхода книги, 36-летний Флетчер Робинсон неожиданно скончался при довольно загадочных обстоятельствах. По официальной версии, причиной смерти был тиф. Однако в отличие от жертв тифа Робинсона не кремировали, а похоронили на кладбище Святого Андрея (некоторые связывают его смерть с проклятием египетского артефакта The Unlucky Mummy).

Супруга журналиста, Глэдис Робинсон, подлила масла в огонь, заявив сразу после его смерти, что он скончался от пищевого отравления через несколько дней после возвращения из командировки из Парижа.

Некоторые сыщики-любители считают, что симптомы больше похожи на отравление, чем на смерть от тифа.

Конан Дойль, по их мнению, отравил друга настойкой опия, не желая делиться гонорарами от «Собаки Баскервилей» или, что более вероятно, боясь раскрытия тайны авторства.

Они полагают, что великий писатель уговорил Глэдис, с которой у него, по некоторым данным, был роман, отравить мужа. Не исключено, что миссис Робинсон, кстати, не явившаяся даже на похороны мужа, не догадывалась, что ему дает.

Собака Баскервилей / the hound of the baskervilles Артур Конан Дойл

После смерти Конан Дойла эти слухи потихоньку сошли на нет. Но позже, в конце пятидесятых, они возобновились снова.

Как уже я говорил, одна из атак на репутацию Конан Дойла была предпринята в газете «Дэйли экспресс» со стороны настоящего Баскервиля, кучера, давшего фамилию главному герою.

В марте 1959 года восьмидесятивосьмилетний Гарри Баскервиль неожиданно заявил, что писал эту повесть не Конан Дойл, а Флетчер, который был у Артура кем-то вроде литературного «негра», да и вообще, мол, большинство произведений о Шерлоке Холмсе написаны Робинсоном.

После новых обвинений со стороны Баскервиля сын писателя Адриан Конан Дойл немедленно вступился за отца. Он выступил с гневным письмом, в котором привел свидетельства того, что Робинсон действительно был автором идеи и придумал все основные линии произведения, но потом по-дружески «подарил» все придуманное своему другу Артуру, полагая, что тот напишет намного лучше.

К сожалению, письмо это хранится в архиве, который недоступен исследователям, и содержание его в значительной части остается неизвестным. Тем не менее, имеющиеся сведения в общем и целом подтверждают правоту Адриана Конан-Дойла.

Несомненно, Флетчер Робинсон внес важный вклад в проект, вклад, который Артур Конан-Дойл впоследствии, возможно, значительно принизил.

Именно Робинсон подал первоначальную идею (и Дойл признал это в письмах к матери и Гринхау Смиту) и, вероятно, помог разработать детали сюжета, но написана повесть, несомненно, самим Конан-Дойлом.

Все сохранившиеся отрывки рукописи выведены его рукой (в том числе и текст легенды о собаке Баскервилей) и почти без помарок. Едва ли такой знаменитый писатель стал бы переквалифицироваться в писца и копировать ранее написанный текст Робинсона — малоизвестного журналиста — чтобы потом выдать этот текст за свое собственное письмо.

За пристальное изучение произведений Конан Дойла взялись эксперты-лингвисты. Но скрупулезная лингвистическая экспертиза в отношении «Собаки Баскервилей» доказать сто-процентное авторство Конан Дойла или Робинсона нее смогла.

Главное достижение Конан-Дойла — возрождение образа Шерлока Холмса, без которого «Собака Баскервилей» никогда не приобрела бы той популярности, которой пользуется и поныне. Возможно, без Холмса этот роман сейчас был бы полузабыт, разделив незавидную судьбу большинства созданных Конан-Дойлом «ужастиков»

Весьма сомнительно, что Робинсон был отравлен Конан-Дойлом, который хотел скрыть подлинную роль его в создании «Собаки Баскервилей» и свой флирт с супругой журналиста.

Во-первых, скрывать Конан-Дойлу было нечего: он с самого начала признавал участие Робинсона в работе над книгой, хотя со временем это признание мало-помалу сходило на нет.

Во-вторых, Артур Конан-Дойл никак не мог «крутить любовь» с супругой Робинсона, потому что во время написания «Собаки» пользовал свою больную чахоткой супругу и, к тому же, был без памяти влюблен в некую Джин Леки, которая в 1907 году стала его второй женой.

https://dubikvit.livejournal.com/225600.html

https://shkolazhizni.ru/@uid112290/posts/72812/

Отредактировала DELETED 2 года назад Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам:

Двенадцать разгневанных исчадий ада: какая из экранизаций "Собаки Баскервилей" лучше?

Мир сходит с ума по Шерлоку Холмсу. Впрочем, экранизируют великого сыщика вот уже 115 лет (на экраны вышло более 200 картин), но только в последние пять лет интерес к гению дедуктивного метода проснулся вновь.

В 2009 Гай Ричи снял фильм с Робертом Дауни-младшим; тогда же появился еще один американский фильм о Холмсе («Угроза из прошлого» в русском прокате); в 2010-м англичане затеяли сериал с Бенедиктом Камбербэтчем; годом позднее снова активизировался Гай Ричи; еще годом позже начал выходить американский сериал «Элементарно»; в прошлом году вышел 16-серийный российский сериал с Игорем Петренко в главной роли. Я решил оценить качество экранизаций «Собаки Баскервилей» и из почти трех десятков лент последних ста лет отобрал для просмотра двенадцать.Der Hund von Baskerville (1937, Германия)Режиссер: Карл Ламач, Холмс: Бруно Гюттнер

The Hound of the Baskervilles (1939, США)

Режиссер: Сидни Лэнфилд, Холмс: Бэзил Рэтбоун

The Hound of Baskervilles (1959,  Великобритания)

Режиссер: Теренс Фишер, Холмс: Питер Кашинг

Собака Баскервилей (1971, СССР)

Режиссер: Антонина Зиновьева, Холмс: Николай Волков

The Hound of the Baskervilles (1972, США)

Режиссер: Барри Крейн; Холмс: Стюарт Грейнджер

The Hound of the Baskervilles (1978, Великобритания)

Режиссер: Пол Моррисси, Холмс: Питер Кук

Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона, эпизод «Собака Баскервилей» (1981, СССР)

Читайте также:  Эссе по английскому ЕГЭ клише, план, нужные фразы и слова

Режиссер: Игорь Масленников, Холмс: Василий Ливанов

The Hound of the Baskervilles (1982, Великобритания)

Режиссер: Питер Дагид, Холмс: Том Бейкер

The Hound of the Baskervilles (1983, Великобритания)

Режиссер: Дуглас Хикокс, Холмс: Иэн Ричардсон

Sherlock Holmes and the Baskerville Curse (1983, Австралия, мультфильм)

Режиссер: Иэн МакКензи и Алекс Николас; Холмс: рисованный, озвучка: Питер О'Тул.Собака Баскервилей / the hound of the baskervilles Артур Конан Дойл

The Hound of the Baskervilles (1988, Великобритания)

Режиссер: Брайан Миллс; Холмс: Джереми Бретт

Эпизод известного в Великобритании телесериала, считающегося самой полной экранизацией рассказов (41 серия). Серия про собаку Баскервилей довольно близка к тексту, но зритель то и дело замечает некоторые несоответствия.

Холмс и Ватсон гонятся за неизвестным соглядатаем прямо из ресторана гостиницы, но совсем не обращаются к кебмену; сэр Генри и Ватсон сначала пытаются поймать Селдена, а потом уличают чету Бэрриморов в заговоре (кстати, Селдену, оказывается, сделали лоботомию, и теперь он не опасней ребенка, хотя и швыряется камнями); Ватсон не ходит к Лоре Лайонс; а вот проследить, кому ребенок носит еду, он отправляется вместе с доктором Мортимером; с Мортимером же Холмс и Ватсон отправляются к дому Стэплтонов, а Лестрейда нет вовсе. Ах да, Стэплтон не содержал никакой школы на севере Англии, а выдал себя Ватсону тем, что сознался в открытии нового вида какого-то там мотылька, — по этой детали Холмс его и вычислил. Тонет в трясине Стэплтон весьма натурально — актер на съемках наглотался немало грязи. Если быть совсем объективным, то все эти детали — искажение книги не большие, чем в фильме Масленникова, но те отклонения от истины нам как-то милее. Зато в этой экранизации впервые среди всех просмотренных нами лент Холмс упоминает похожий случай «в Гродно, в Малороссии» (в книге, в переводе Н.Волжиной, этот эпизод подается так: «в Гродно, на Украине»).

The Hound of the Baskervilles (2000, Канада)

Режиссер: Родни Гиббонс; Холмс: Мэтт Фрюэр

Слегка вольная экранизация от канадских авторов. Доктор Мортимер, вопреки «исходникам», не молодой, а основательно пожилой и погрузневший врач, зато сэр Генри, прибывший из Канады, напротив, напоминает Джастина Бибера (тоже канадца).

А Стэплтон напоминает еще одного канадца — автогонщика Жака Вильнева. Бэрил Стэплтон почему-то разгуливает по улицам с распущенными волосами — ни дать ни взять ирландская Дейдре.

В середине фильма создатели решили, что сюжет надо основательно подправить: сэр Генри с Ватсоном отправляются ночью на болота, но не чтобы словить беглого Селдена, а чтобы помочь ему (ведь, оказывается, он никакой не преступник, а просто взял на себя чужую вину); доктор Мортимер лично знакомит Ватсона с Лорой Лайонс; позже Ватсон обнаруживает убежище Холмса, но никого там не застает; вскоре он лично видит, как собака бросается на Селдена. А тут дома ждет телеграмма от Холмса, который вызывает Ватсона и сэра Генри обратно в Лондон, и записка от Бэрил Стэплтон, которая призывает сэра Генри прийти к ее конюшне потолковать о чем-то важном. Ватсон борется со Стэплтоном, а за сэром Генри уже бежит собака. Морда собаки действительно страшная, зато вся она выглядит как изрядно оголодавшая дворняжка. После того, как подоспевший Холмс промахивается по собаке, она убегает и бросается на Стэплтона, и оба они тонут в болоте. Как выясняется, Стэплтон ослепил собаку, и та ориентировалась только по запаху. Словом, несмотря на то, что 21-е столетие еще не наступило, канадцам показалось, что снимать фильм строго по книге — это прошлый век.

The Hound of the Baskervilles (2002, Великобритания)

Режиссер: Дэвид Эттвуд; Холмс: Ричард Роксбург

Чем свежее год выпуска — тем больше режиссеры очередной «Собаки Баскервилей» стремятся уйти от оригинала. Эта экранизация начинается с того, что в погоне за каторжником Селденом в болоте тонут двое полицейских.

Трость доктора Мортимера, завязку любой экранизации, выкинули напрочь. Холмс, вместо того, чтобы дать кэбмену полсоверена за сведения о седоке, избивает несчастного возничего. На протяжении почти всего фильма в Дартмуре льет ливень с сильным ветром.

Жена Бэрримора выдумывает любовницу, которой ее муж якобы подает сигналы, но не раскрывает правду о Селдене. Френкленд? Кто это? Лора Лайонс? Кто это? Стэплтон коллекционирует черепа и вообще любит разрывать могилы доисторических людей, чем в книге занимался сам доктор Мортимер.

Зато жена Мортимера, как в экранизации 1939 года, проводит спиритические сеансы. А в конце фильма нас вообще ждет занятный боевичок: Стэплтон повесил свою жену и подстрелил Ватсона в плечо, а Холмс, погнавшийся за ним, угодил в трясину и едва не утонул.

Вовремя подоспевший Ватсон прострелил голову охотнику за черепами. Из плюсов в фильме — огромная собака Баскервилей, которая выглядит, как настоящее исчадие ада, хотя наполовину является порождением компьютерной графики.

The Hounds of the Baskerville (2011, Великобритания)

Режиссер: Пол Макгиган, Холмс: Бенедикт Камбербэтч

Этот фильм мы не стали смотреть. Описание фильма гласит: «…Шерлок и Ватсон отправляются в поместье Генри в Дартмур.

Недалеко от него находится военная база «Баскервиль», на которой проводят сверхсекретные эксперименты». Зловещая собака оказывается плодом галлюцинаций в результате принятия таблеток.

Спасибо, но нам кажется, что сэр Артур Конан-Дойль еще не оправился от «комедии» 1978 года.

Ранее британская газета The Telegraph составила список 20 величайших Шерлоков Холмсов. Первым в список газета поставила Бенедикта Камбербэтча.

Что характерно, Василий Ливанов в список не попал, но даже Питер Кук из отвратительной экранизации «Собаки Баскервилей» Пола Моррисси (язык все же не поворачивается назвать это комедией) занял 13-место — выше, чем Том Бейкер из по-настоящему качественной адаптации 1982 года.

Впору воскликнуть «О времена, о нравы!»Мы же порекомендуем читателю и впредь смотреть классическую советскую ленту Игоря Масленникова. А если хочется познать качественный взгляд на повесть самих англичан, то советуем ограничиться фильмом Питера Дагида 1982 года.

Эти фильмы, на наш взгляд, лучшие «Собаки Баскервилей» за столетнюю историю.

P.S. Вы ведь знаете, что Василий Ливанов и Бенедикт Камбербэтч родились в один день?

http://afisha.tut.by/news/kaleidoscope/386102.html

Британская газета The Telegraph составила список 20 величайших Шерлоков Холмсов (без всяких уточнений вида «всех времен и народов»), и на первое место ожидаемо поставила Бенедикта Камбербэтча: иначе новый сериал не стали бы смотреть, окажись он где-то в конце списка.

Что характерно, Василий Ливанов в список не попал, но даже Питер Кук из отвратительной экранизации «Собаки Баскервилей» Пола Моррисси (язык все же не поворачивается назвать это комедией) занял 13-место — даже выше, чем Том Бейкер из по-настоящему качественной адаптации 1982 года.

Впору воскликнуть «О времена, о нравы!»

Хотите узнать, какую экранизацию я считаю лучшей? Обратитесь к судебным архивам статье — узнаете!

Также любителям «Собаки Баскервилей» и Шерлоко Холмса в целом рекомендую сообщество ru_sherlockiana и Александра Седова alek_morse , который делает интересные разборы экранизаций Шерлока Холмса и детективов вообще.

P.S. от 17 января 2016: добавлены разборы еще двух лент: американского телефильма 1972 года и австралийского мультфильма 1983 года.

The Hound of the Baskervilles / Собака Баскервилей. Книга для чтения на английском языке

Комментарии и словарь Е. Г. Тигонен

Chapter 1
Mr. Sherlock Holmes

Mr. Sherlock Holmes, who was usually very late in the mornings, save upon those not infrequent occasions when he was up all night, was seated at the breakfast table. I stood upon the hearth-rug and picked up the stick which our visitor had left behind him the night before.

It was a fine, thick piece of wood, bulbous-headed, of the sort which is known as a “Penang lawyer.” Just under the head was a broad silver band nearly an inch across. “To James Mortimer, M.R.C.S., from his friends of the C.C.H.,” was engraved upon it, with the date “1884.

” It was just such a stick as the old-fashioned family practitioner[1] used to carry – dignified, solid, and reassuring.

“Well, Watson, what do you make of it?[2]”

Holmes was sitting with his back to me, and I had given him no sign of my occupation.

“How did you know what I was doing? I believe you have eyes in the back of your head.”

“I have, at least, a well-polished, silver-plated coffee-pot in front of me,” said he. “But, tell me, Watson, what do you make of our visitor’s stick? Since we have been so unfortunate as to miss him and have no notion of his errand, this accidental souvenir becomes of importance. Let me hear you reconstruct the man by an examination of it.”

“I think,” said I, following as far as I could the methods of my companion, “that Dr. Mortimer is a successful, elderly medical man, well-esteemed since those who know him give him this mark of their appreciation.”

“Good!” said Holmes. “Excellent!”

“I think also that the probability is in favour of his being a country practitioner who does a great deal of his visiting on foot.”

“Why so?”

“Because this stick, though originally a very handsome one has been so knocked about that I can hardly imagine a town practitioner carrying it. The thick-iron ferrule is worn down, so it is evident that he has done a great amount of walking with it.”

“Perfectly sound!” said Holmes.

“And then again, there is the ‘friends of the C.C.H.’ I should guess that to be the Something Hunt, the local hunt to whose members he has possibly given some surgical assistance, and which has made him a small presentation in return.”

“Really, Watson, you excel yourself,” said Holmes, pushing back his chair and lighting a cigarette.

“I am bound to say that in all the accounts which you have been so good as to give of my own small achievements you have habitually underrated your own abilities. It may be that you are not yourself luminous, but you are a conductor of light.

Some people without possessing genius have a remarkable power of stimulating it. I confess, my dear fellow, that I am very much in your debt.”

He had never said as much before, and I must admit that his words gave me keen pleasure, for I had often been piqued by his indifference to my admiration and to the attempts which I had made to give publicity to his methods.

I was proud, too, to think that I had so far mastered his system as to apply it in a way which earned his approval. He now took the stick from my hands and examined it for a few minutes with his naked eyes.

Then with an expression of interest he laid down his cigarette, and carrying the cane to the window, he looked over it again with a convex lens.

“Interesting, though elementary,” said he as he returned to his favourite corner of the settee. “There are certainly one or two indications upon the stick. It gives us the basis for several deductions.”

“Has anything escaped me?” I asked with some self-importance. “I trust that there is nothing of consequence which I have overlooked?”

“I am afraid, my dear Watson, that most of your conclusions were erroneous. When I said that you stimulated me I meant, to be frank, that in noting your fallacies I was occasionally guided towards the truth. Not that you are entirely wrong in this instance. The man is certainly a country practitioner. And he walks a good deal.”

  • “Then I was right.”
  • “To that extent.”
  • “But that was all.”
Читайте также:  Текст песни michael jackson – earth song с переводом на русский язык

«Собака Баскервилей» за 7 минут. Краткое содержание повести Дойла

Знаменитый сыщик Шерлок Холмс и его друг помощник доктор Ватсон рассматривают трость, забытую в квартире на Бэкер-стрит посетителем, приходившим в их отсутствие. Вскоре появляется хозяин трости, врач Джеймс Мортимер, молодой высокий человек с близко посаженными серыми глазами и длинным торчащим носом.

Мортимер читает Холмсу и Ватсону старинный манускрипт — легенду о страшном проклятии рода Баскервилей, — доверенный ему не так давно внезапно умершим его пациентом и другом сэром Чарльзом Баскервилем.

Властный и умный, отнюдь не склонный к фантазиям, сэр Чарльз серьёзно относился к этой легенде и был готов к тому концу, который уготовила ему судьба.

Продолжение после рекламы:

В давние времена один из предков Чарльза Баскервиля, владелец поместья Гуго, отличался необузданным и жестоким нравом. Воспылав нечестивой страстью к дочери одного фермера, Гуго похитил её. Заперев девицу в верхних покоях, Гуго с приятелями сел пировать.

Несчастная решилась на отчаянный поступок: она спустилась из окна замка по плющу и побежала через болота домой. Гуго бросился за ней в погоню, пустив по следу собак, его товарищи — за ним. На широкой лужайке среди болот они увидели тело беглянки, умершей от страха.

Рядом лежал труп Гуго, а над ним стояло мерзкое чудовище, похожее на собаку, но гораздо крупнее. Чудовище терзало горло Гуго Баскервиля и сверкало горящими глазами.

И, хотя записавший предание надеялся, что провидение не станет карать невинных, он все же предупреждал своих потомков остерегаться «выходить на болота в ночное время, когда силы зла властвуют безраздельно»,

Джеймс Мортимер рассказывает, что сэр Чарльз был найден мёртвым в тисовой аллее, неподалёку от калитки, ведущей на болота. А рядом врач заметил свежие и чёткие следы… огромной собаки. Мортимер просит совета Холмса, так как из Америки приезжает наследник поместья, сэр Генри Баскервиль.

На следующий день после приезда Генри Баскервиль в сопровождении Мортимера посещает Холмса. Приключения сэра Генри начались сразу же по приезде: во-первых, у него в гостинице пропал ботинок, а во-вторых, он получил анонимное послание с предупреждением «держаться подальше от торфяных болот».

Тем не менее он полон решимости ехать в Баскервиль-холл, и Холмс отправляет с ним доктора Ватсона. Сам же Холмс остаётся по делам в Лондоне.

Доктор Ватсон шлёт Холмсу подробные отчёты о жизни в поместье и старается не оставлять сэра Генри одного, что довольно скоро становится затруднительным, так как Баскервиль влюбляется в живущую неподалёку мисс Стэплтон.

Мисс Стэплтон живёт в доме на болотах с братом-энтомологом и двумя слугами, и брат ревниво оберегает её от ухаживаний сэра Генри. Устроив по этому поводу скандал, Стэплтон затем приходит в Баскервиль-холл с извинениями и обещает не препятствовать любви сэра Генри и своей сестры, если в течение ближайших трёх месяцев тот согласен довольствоваться её дружбой.

Брифли существует благодаря рекламе:

Ночью в замке Ватсон слышит женские рыдания, а утром обнаруживает жену дворецкого Бэрримора заплаканной. Самого же Бэрримора ему и сэру Генри удаётся поймать на том, что тот ночью подаёт свечой знаки в окно, и с болот ему отвечают тем же.

Оказывается, на болотах прячется беглый каторжник — это младший брат жены Бэрримора, который для неё так и остался лишь озорным мальчуганом. На днях он должен уехать в Южную Америку. Сэр Генри обещает не выдавать Бэрримора и даже дарит ему что-то из одежды.

Как бы в благодарность Бэрримор рассказывает, что в камине уцелел кусочек полусгоревшего письма к сэру Чарльзу с просьбой быть «у калитки в десять часов вечера». Письмо было подписано «Л. Л.». По соседству, в Кумб-Треси, живёт дама с такими инициалами — Лаура Лайонс. К ней Ватсон и отправляется на следующий день.

Лаура Лайонс признается, что хотела просить у сэра Чарльза денег на развод с мужем, но в последний момент получила помощь «из других рук». Она собиралась объяснить все сэру Чарльзу на следующий день, но узнала из газет о его смерти.

Продолжение после рекламы:

На обратном пути Ватсон решает зайти на болота: ещё раньше он заметил там какого-то человека (не каторжника). Крадучись, он подходит к предполагаемому жилищу незнакомца. К немалому своему удивлению, он находит в пустой хижине нацарапанную карандашом записку: «Доктор Ватсон уехал в Кумб-Треси».

Ватсон решает дождаться обитателя хижины. Наконец он слышит приближающиеся шаги и взводит курок револьвера. Вдруг раздаётся знакомый голос: «Сегодня такой чудесный вечер, дорогой Ватсон. Зачем сидеть в духоте? На воздухе гораздо приятнее».

Едва успевают друзья обменяться информацией (Холмс знает, что женщина, которую Стэплтон выдаёт за свою сестру, — его жена, более того он уверен, что именно Стэплтон его противник), как слышат страшный крик. Крик повторяется, Холмс и Ватсон кидаются на помощь и видят тело… беглого каторжника, одетого в костюм сэра Генри.

Появляется Стэплтон. По одежде он тоже принимает погибшего за сэра Генри, затем огромным усилием воли скрывает своё разочарование.

На следующий день сэр Генри в одиночестве отправляется в гости к Стэплтону, а Холмс, Ватсон и прибывший из Лондона сыщик Лестрейд, затаившись, ждут на болотах неподалёку от дома. Планы Холмса едва не сбивает ползущий со стороны трясины туман.

Сэр Генри уходит от Стэплтона и направляется домой. Стэплтон пускает по его следам собаку: огромную, чёрную, с горящей пастью и глазами (они были намазаны фосфоресцирующим составом). Холмс успевает застрелить собаку, хотя сэр Генри все же пережил нервное потрясение.

Возможно, ещё большее потрясение для него — известие о том, что любимая им женщина — жена Стэплтона. Холмс находит её связанной в дальней комнате — наконец она взбунтовалась и отказалась помогать мужу в охоте на сэра Генри.

Она же провожает сыщиков в глубь трясины, где Стэплтон прятал собаку, но никаких следов его найти не удаётся. Очевидно, болото поглотило злодея.

Брифли существует благодаря рекламе:

Для поправки здоровья сэр Генри с доктором Мортимером отправляются в кругосветное путешествие, а перед отплытием посещают Холмса.

После их ухода Холмс рассказывает Ватсону подробности этого дела: Стэплтон — потомок одной из ветвей Баскервилей (Холмс догадался об этом по сходству его с портретом нечестивца Гуго), не раз был замечен в мошенничестве, но ему удавалось благополучно скрываться от правосудия.

Это он был человеком, предложившим Лауре Лайонс сначала написать сэру Чарльзу, а затем вынудившим её отказаться от свидания. И она, и жена Стэплтона были целиком в его власти. Но в решающую минуту жена Стэплтона перестала повиноваться ему.

Окончив рассказ, Холмс приглашает Ватсона поехать в оперу — на «Гугенотов».

Собака Баскервилей / The Hound of the Baskervilles читать онлайн, Артур Конан Дойл

© Глушенкова Е. В. , адаптация текста, словарь

© ООО «Издательство АСТ», 2019

Mr. Sherlock Holmes, who usually got up very late in the mornings, except on those occasions when he was up all night, was sitting at the breakfast table.

I stood near the fireplace and picked up the stick which our visitor had left behind him the night before. It was a fine, thick piece of wood. Under the head was a broad silver band. “To Dr. James Mortimer, from his friends of the C. C. H.

,” was engraved upon it, with the date “1884. ” It was just such a stick as old-fashioned family doctors carried.

“Well, Watson, what do you make of it?” Holmes was sitting with his back to me.

“How did you know what I was doing? I believe you have eyes in the back of your head. ”

“I have a well-polished, silver coffee-pot in front of me,” said he. “But, tell me, Watson, what do you make of our visitor’s stick? Since we have missed him and have no idea why he came, this souvenir becomes of importance. ”

“I think,” said I, following as far as I could the methods of my companion, “that Dr. Mortimer is a successful, elderly medical man, since those who know him give him this mark of their respect. ”

“Good!” said Holmes. “Excellent!”

“I think also that he is probably a country doctor who does a good deal of his visiting on foot. ”

“Why so?”

“Because this stick has been so worn out that I can hardly imagine a town doctor carrying it. It is evident that he has done a lot of walking with it. ”

“Perfect!” said Holmes, pushing back his chair and lighting a cigarette. “I must say that in all the accounts which you have given of my investigations you have written very little about yourself. It may be that you do not have genius yourself, but you are very good at stimulating it. My dear fellow, I am very much in your debt. ”

He had never said as much before, and his words gave me keen pleasure. I was proud, too, to think that I had mastered his system. He now took the stick from my hands and examined it for a few minutes, then he carried it to the window and looked over it again with a lens.

“Interesting, though elementary,” said he. “There are one or two marks on the stick, which allow us to make several deductions.

“I am afraid, my dear Watson, that most of your conclusions were wrong. When I said that you stimulated me I meant, that your mistakes guided me towards the truth. Not that you are entirely wrong in this case. The man is certainly a country doctor. And he walks a good deal. ”

“Then I was right. ”

Книга Arthur Conan Doyle — The Hound of the Baskervilles (Собака Баскервилей) на английском языке читать или скачать бесплатно в FB2, EPUb

  • Главная>Книги на английском>Arthur Conan Doyle «The Hound of the Baskervilles»
  • Здесь вы сможете бесплатно прочитать или скачать книгу: Arthur Conan Doyle «The Hound of the Baskervilles».
  • Скачать в формате FB2 (69 КБ)
  • Скачать в формате EPUB (42 КБ)

Читать онлайн

Chapter 1 Mr. Sherlock Holmes

Mr. Sherlock Holmes, who was usually very late in the mornings, save upon those not infrequent occasions when he was up all night, was seated at the breakfast table. I stood upon the hearth-rug and picked up the stick which our visitor had left behind him the night before.

It was a fine, thick piece of wood, bulbous-headed, of the sort which is known as a «Penang lawyer.» Just under the head was a broad silver band nearly an inch across. «To James Mortimer, M.R.C.S., from his friends of the C.C.H.,» was engraved upon it, with the date «1884.

» It was just such a stick as the old-fashioned family practitioner used to carry—dignified, solid, and reassuring.

«Well, Watson, what do you make of it?»

Holmes was sitting with his back to me, and I had given him no sign of my occupation.

«How did you know what I was doing? I believe you have eyes in the back of your head.»

«I have, at least, a well-polished, silver-plated coffee-pot in front of me,» said he. «But, tell me, Watson, what do you make of our visitor's stick? Since we have been so unfortunate as to miss him and have no notion of his errand, this accidental souvenir becomes of importance. Let me hear you reconstruct the man by an examination of it.»

«I think,» said I, following as far as I could the methods of my companion, «that Dr. Mortimer is a successful, elderly medical man, well-esteemed since those who know him give him this mark of their appreciation.»

«Good!» said Holmes. «Excellent!»

«I think also that the probability is in favour of his being a country practitioner who does a great deal of his visiting on foot.»

«Why so?»

«Because this stick, though originally a very handsome one has been so knocked about that I can hardly imagine a town practitioner carrying it. The thick-iron ferrule is worn down, so it is evident that he has done a great amount of walking with it.»

«Perfectly sound!» said Holmes.

«And then again, there is the 'friends of the C.C.H.' I should guess that to be the Something Hunt, the local hunt to whose members he has possibly given some surgical assistance, and which has made him a small presentation in return.»

Читайте также:  Как учить английские слова: техники и карточки для запоминания английских слов

«Really, Watson, you excel yourself,» said Holmes, pushing back his chair and lighting a cigarette.

«I am bound to say that in all the accounts which you have been so good as to give of my own small achievements you have habitually underrated your own abilities. It may be that you are not yourself luminous, but you are a conductor of light.

Some people without possessing genius have a remarkable power of stimulating it. I confess, my dear fellow, that I am very much in your debt.»

He had never said as much before, and I must admit that his words gave me keen pleasure, for I had often been piqued by his indifference to my admiration and to the attempts which I had made to give publicity to his methods.

I was proud, too, to think that I had so far mastered his system as to apply it in a way which earned his approval. He now took the stick from my hands and examined it for a few minutes with his naked eyes.

Then with an expression of interest he laid down his cigarette, and carrying the cane to the window, he looked over it again with a convex lens.

«Interesting, though elementary,» said he as he returned to his favourite corner of the settee. «There are certainly one or two indications upon the stick. It gives us the basis for several deductions.»

«Has anything escaped me?» I asked with some self-importance. «I trust that there is nothing of consequence which I have overlooked?»

«I am afraid, my dear Watson, that most of your conclusions were erroneous. When I said that you stimulated me I meant, to be frank, that in noting your fallacies I was occasionally guided towards the truth. Not that you are entirely wrong in this instance. The man is certainly a country practitioner. And he walks a good deal.»

  1. «Then I was right.»
  2. «To that extent.»
  3. «But that was all.»

The Hound of the Baskervilles

  • Онлайн-книги
  • Собака Баскервилей на английском

Читайте книгу Артура Конана Дойля «Собака Баскервилей» в оригинале на английском языке.

Это одна из четырех детективных повестей про Шерлока Холмса. Встроенный онлайн-словарь позволит быстро во время чтения переводить любые слова на русский язык и слушать правильное произношение.

Уровень сложности: Intermediate, C2 (Средний )

Mr. Sherlock Holmes, who was usually very late in the mornings, save upon those not infrequent occasions when he was up all night, was seated at the breakfast table. I stood upon the hearth-rug and picked up the stick which our visitor had left behind him the night before.

It was a fine, thick piece of wood, bulbous-headed, of the sort which is known as a “Penang lawyer.” Just under the head was a broad silver band nearly an inch across. “To James Mortimer, M.R.C.S., from his friends of the C.C.H.,” was engraved upon it, with the date “1884.

” It was just such a stick as the old-fashioned family practitioner used to carry—dignified, solid, and reassuring.

“Well, Watson, what do you make of it?”

Holmes was sitting with his back to me, and I had given him no sign of my occupation.

“How did you know what I was doing? I believe you have eyes in the back of your head.”

“I have, at least, a well-polished, silver-plated coffee-pot in front of me,” said he. “But, tell me, Watson, what do you make of our visitor’s stick? Since we have been so unfortunate as to miss him and have no notion of his errand, this accidental souvenir becomes of importance. Let me hear you reconstruct the man by an examination of it.”

“I think,” said I, following as far as I could the methods of my companion, “that Dr. Mortimer is a successful, elderly medical man, well-esteemed since those who know him give him this mark of their appreciation.”

“Good!” said Holmes. “Excellent!”

“I think also that the probability is in favour of his being a country practitioner who does a great deal of his visiting on foot.”

“Why so?”

“Because this stick, though originally a very handsome one has been so knocked about that I can hardly imagine a town practitioner carrying it. The thick-iron ferrule is worn down, so it is evident that he has done a great amount of walking with it.”

“Perfectly sound!” said Holmes.

“And then again, there is the ‘friends of the C.C.H.’ I should guess that to be the Something Hunt, the local hunt to whose members he has possibly given some surgical assistance, and which has made him a small presentation in return.”

“Really, Watson, you excel yourself,” said Holmes, pushing back his chair and lighting a cigarette.

“I am bound to say that in all the accounts which you have been so good as to give of my own small achievements you have habitually underrated your own abilities. It may be that you are not yourself luminous, but you are a conductor of light.

Some people without possessing genius have a remarkable power of stimulating it. I confess, my dear fellow, that I am very much in your debt.”

He had never said as much before, and I must admit that his words gave me keen pleasure, for I had often been piqued by his indifference to my admiration and to the attempts which I had made to give publicity to his methods.

I was proud, too, to think that I had so far mastered his system as to apply it in a way which earned his approval. He now took the stick from my hands and examined it for a few minutes with his naked eyes.

Then with an expression of interest he laid down his cigarette, and carrying the cane to the window, he looked over it again with a convex lens.

“Interesting, though elementary,” said he as he returned to his favourite corner of the settee. “There are certainly one or two indications upon the stick. It gives us the basis for several deductions.”

“Has anything escaped me?” I asked with some self-importance. “I trust that there is nothing of consequence which I have overlooked?”

“I am afraid, my dear Watson, that most of your conclusions were erroneous. When I said that you stimulated me I meant, to be frank, that in noting your fallacies I was occasionally guided towards the truth. Not that you are entirely wrong in this instance. The man is certainly a country practitioner. And he walks a good deal.”

  • “Then I was right.”
  • “To that extent.”
  • “But that was all.”

Книга «Собака Баскервилей» на английском языке с параллельным переводом

Нажмите на незнакомое слово в тексте, чтобы увидеть варианты перевода.В настройках Вы также можете изменять размер и выравнивание текста

↺Mr. Sherlock Holmes, who was usually very late in the mornings, save upon those not infrequent occasions when he was up all night, was seated at the breakfast table. I stood upon the hearth-rug and picked up the stick which our visitor had left behind him the night before. It was a fine, thick piece of wood, bulbous-headed, of the sort which is known as a «Penang lawyer.» Just under the head was a broad silver band nearly an inch across. «To James Mortimer, M.R.C.S., from his friends of the C.C.H.,» was engraved upon it, with the date «1884.» It was just such a stick as the old-fashioned family practitioner used to carry — dignified, solid, and reassuring.Мистер Шерлок Холмс, имевший обыкновение вставать довольно поздно, если не считать тех нередких случаев, когда ему вовсе не приходилось ложиться, сидел за столом и завтракал. Я стоял на коврике у камина и вертел в руках палку, забытую нашим вчерашним посетителем, хорошую толстую палку с набалдашником — из тех, что именуются «Пинангским юристом». Чуть ниже набалдашника было врезано серебряное кольцо шириной около дюйма. На кольце было начертано: «Джеймсу Мортимеру, Ч. К. X. О., от его друзей по ЧКЛ» и дата: «1884». Палка была из тех, с которыми ходили почтенные домашние врачи — солидная, увесистая, надежная.↺»Well, Watson, what do you make of it?»— Ну-с, Уотсон, какого вы мнения о ней?↺Holmes was sitting with his back to me, and I had given him no sign of my occupation.Холмс сидел спиной ко мне, и я думал, что мои манипуляции остаются для него незаметными.↺»How did you know what I was doing? I believe you have eyes in the back of your head.»— Откуда вы знаете, чем я занят? Можно подумать, что у вас глаза на затылке!↺»I have, at least, a well-polished, silver-plated coffee-pot in front of me,» said he. «But, tell me, Watson, what do you make of our visitor's stick? Since we have been so unfortunate as to miss him and have no notion of his errand, this accidental souvenir becomes of importance. Let me hear you reconstruct the man by an examination of it.»— Чего нет, того нет, зато передо мной стоит начищенный до блеска серебряный кофейник, — ответил он. — Нет, в самом деле, Уотсон, что вы скажете о палке нашего посетителя? Мы с вами прозевали его и не знаем, зачем он приходил. А раз уж нам так не повезло, придется обратить особое внимание на этот случайный сувенир. Обследуйте палку и попробуйте воссоздать по ней образ ее владельца, а я вас послушаю.↺»I think,» said I, following as far as I could the methods of my companion, «that Dr. Mortimer is a successful, elderly medical man, well-esteemed since those who know him give him this mark of their appreciation.»— По-моему, — начал я, стараясь по мере сил следовать методу моего приятеля, — этот доктор Мортимер — преуспевающий медик средних лет, к тому же всеми уважаемый, поскольку друзья наделяют его такими знаками внимания.

Для перехода между страницами книги вы можете использовать клавиши влево и вправо на клавиатуре.

Предложить цитату

Скачайте бесплатно электронную книгу (e-book) Конан Дойла «Собака Баскервилей» на английском языке с параллельным переводом. Вы также можете распечатать текст книги. Для этого подойдут форматы PDF и DOC.

Вам может быть интересно

Татьяна

«Собака Баскервилей» Конан Дойла — это классика! С удовольствием еще раз прочла любимое с детства произведение. Очень удобно, можно попрактиковаться в чтении английского варианта книги, такая возможность еще мне не встречалась.

Ответить

Арина Станиславская

Эта книга впервые была прочитана в детстве. Так как родители не разрешали читать поздно, а днем не было времени, я читала тайком под одеялом, как и многие дети. Сейчас думаю, что именно такие обстоятельства позволили добавить остроты эмоций. А цитаты… Овсянка,сэр! Незабываемые моменты.

Ответить

Николай

Решил начать с книг, хорошо знакомых с детства. Достаточно легко входить в язык. Читать оригиналы со словарем немного сложно, а с таким форматом процесс идет быстрее и интереснее

Ответить

LinguaBoosterизучение иностранных языков

Continue

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector